ГЛАВНАЯ / Денди. Мода, культура, стиль жизни. ( стр. 32 )
  



В  уже  упоминавшейся  книжке  Пирса  Эгана
  были  подробно  описаны  и  балы,  и  игорные  дома,  и
увеселительные  парки,  и  занятия  боксом,  и  аукционы  лошадей.  Многие  из  тогдашних  развлечений  могут
показаться странными современному читателю. Так, среди излюбленных забав начала XIX века были популярны
«gentleman coaching» -  скоростные  поездки  в  конных  экипажах.  Многие  молодые  модники  обожали  лично
управлять экипажем, и для них это было главным жизненным увлечением, престижным хобби. Денди-спортсмены,
специализирующиеся  на «gentleman coaching»,  имели  прозвище «Whips» («кнуты»).  Район  их  передвижений  не
ограничивался элитарным Вест-Эндом — напротив, они лихо разъезжали по всему Лондону и были любителями
породистых  лошадей и хороших  экипажей. Будучи  городскими жителями, «Bucks»  тем не менее проповедовали
ценности сельских джентльменов: главным для них было разбираться в конских и собачьих породах, лихо водить
экипаж и при случае уметь дать сдачи.
Типичный день денди-спортсмена описан Кристианом Геде: «Он встает не раньше одиннадцати, после легкого
завтрака  надевает  редингот  и  идет  на  конюшню.  Там  он  беседует  по  всем  каждодневным  вопросам  со  своим
грумом и кучером и отдает им сотни приказаний. Затем щеголь едет прогуляться или верхом, или в собственном
экипаже  с  двумя  грумами,  катается  по  всем модным  улицам  и  по  Гайд-парку,  посещает магазины  поставщиков
седел и лошадиной сбруи. Непременный пункт маршрута - заезд в Таттерселл, где он встреча-
ется  с  друзьями  и  обсуждает  сравнительные  достоинства  разных  лошадей...  около  трех  он  направляется  в
модный  отель  на  ланч  и  к  пяти  прибывает  домой.  Его  уже  ждет  камердинер  с  приготовленным  костюмом,  он
приводит себя в порядок, одевается и к семи часам едет на обед. В девять он в опере, однако отнюдь не для того,
чтобы смотреть спектакль, а чтобы показать себя и флиртовать с леди, сидящими в ложах. После оперы - два-три
светских раута, и к четырем часам он возвращается домой, совершенно изможденный».
Правя  экипажами, щеголи изощрялись  в искусной  езде по  узким  лондонским  улочкам. Модными  экипажами
были низкий «Tilbury» и «Dennett», подходившие для повседневных поездок. Для парадных же выездов применяли
фаэтон, запряженный четверней. Принц Уэльский ездил в экипаже с шестеркой лошадей.
Особым шиком  считалось подражание  кучерским манерам: уметь ругаться как извозчик и  сплевывать  сквозь
зубы. Иные денди даже  специально  удаляли  себе  один из передних  зубов, чтобы плеваться  как профессионалы.
Один энтузиаст по имени мистер Акерс не только удалил себе зуб, но и заплатил затем 50 гиней известному кучеру
Дику-Исчадью-Ада, чтобы он обучил его заправски плеваться жевательным табаком. Весьма высоко котировалось
и умение непринужденно изъясняться на жаргоне лондонских кокни.
Денди-спортсмены  объединялись  в  специальные  клубы: «Barouche club», «Defiance club», «Tandem club».
Особенно популярны были клубы «Четверка» и «Кнут» («Four in hand», «Whip club»). Члены этих клубов имели
специальную  униформу:  они  носили  однобортный  темно-зеленый  редингот  с  удлиненной  талией  и  с  желтыми
пуговицами, жилеты в желтую или синюю полоску, белые бриджи, короткие сапожки и остроконечную шляпу с
широкими  полями.  В  петличку  заправляли  букетик  мирта  или  герани20
.  Некоторые «кнуты»  считали  особым
шиком одеться в тон лошадиной упряжи, так чтобы кучер с экипажем составляли ансамбль. Самым знаменитым из
этих клубов был «Four in hand». Как свидетельствует Джон Тимбс, «экипажи членов клуба "Четверка" отличались
элегантностью  и  были  легче,  чем  почтовые. В  них  запрягали  самых  красивых  и  породистых  лошадей,  которых
только можно было сыскать. Владелец, знатный джентльмен высокого положения, обычно сам управлял экипажем,
одеваясь для  этого  выезда как  кучер почтовой  кареты. Согласно  уставу,  все  члены  клуба  выезжали  в полдень  в
город,  направляясь  от  Пикадилли  к  Виндзорской  дороге,  а  лакеи  на  запятках  трубили  в  серебряные  рожки».
«Намеренно нарушая классовые роли... клубы типа "Четверки" функционировали на  границе дендизма, спорта и
театральной культуры», - замечает Майкл Геймер.
Знатные  аристократы почитали  за  честь,  если их принимали  за  кучеров. Как объяснить  этот парадоксальный
факт? Рискуя модернизировать материал, мы можем предположить, что игры с намеренным подражанием низшим
классам и увлечение скоростью в чем-то предвосхищают  субкультуру  байкеров  и  гонки «Ангелов  ада»  в  ХХ  веке.  Скорость  всегда  связана  с  ореолом
престижности и опасности - быстрая езда на каретах представляла в то время единственно возможный в городской
обстановке экстрим.
Кроме того, тут стоит вспомнить о повсеместной популярности конного спорта в Англии: ведь именно в XVIII
столетии  умелая  верховая  езда  приобретает  статус  публичного  зрелища.  В 1768  году  в  Лондоне  бывший
кавалерист  Филип  Эстли  создает  первый  конный  цирк  на  базе  собственной  школы  верховой  езды,  а  его
конкурент  Чарльз  Дибдин  в 1780  году  открывает «Королевский  цирк».  Поход  в  цирк  становится  любимым
развлечением  горожан.  Конный  номер  обеспечивает  аншлаг  даже  в  театре -  в  лондонском «Ковент-Гардене»  в
спектакле «Синяя борода» (1811) была введена специальная конная сцена, где участвовали лошадей, - это резко
повысило сборы.
Однако эти факторы еще не полностью объясняют, почему аристократы не боялись опрокидывать сословную
иерархию, подражая кучерам и в костюме, и в манерах. Ответ на этот вопрос надо искать в расстановке классовых
акцентов  в  английском  обществе  эпохи  Регентства.  Знатные  лорды  были  настроены  явно  антибуржуазно -
коммерсантам  и  банкирам  был  закрыт  вход  в  элитарные  клубы  и  светские  салоны.  Но  в  то  же  время  они  не
брезговали общаться с простыми людьми, по примеру сельских джентльменов, знающих в лицо всех работников и
слуг своего поместья. А если этот «простой человек» (кстати, дежурный герой поэтов-романтиков, не устоявших
перед  его  обаянием)  к  тому  же  обладал  полезными  навыками -  спортивностью,  умением  водить  экипаж  и
разбираться в породах лошадей и собак, то игровое «заимствование» его стиля приобретало характер социальной
бравады.
В  начале XIX  века  аристократы  привечали,  как  мы  помним,  не  только  кучеров,  но  и  боксеров.  Ужин  для
боксеров, о котором говорилось в начале, устраивается в простонародном кабаке: «Заведение "Карета и кони" было
хорошо известно  любителям  спорта,  его держал бывший  боксер-профессионал. Этот низкопробный  трактир мог
удовлетворить  только  самым  богемным  вкусам.  Люди,  пресыщенные  роскошью  и  всяческими  удовольствиями,
находили особую прелесть в возможности спуститься в самые низы, так что в Ковент-Гардене или на Хеймаркет
под закопченными потолками ночных кабаков и игорных домов зачастую собиралось весьма изысканное общество
-  это  был  один  из  многих  тогдашних  обычаев,  которые  теперь  уже  вышли  из  моды.  Изнеженным  сибаритам
нравилось иной раз махнуть рукой на кухню Ватье, Уда, на французские  вина и пообедать  в портерной  грубым
бифштексом,  запивая  его  пинтой  эля  из  оловянной  кружки, -  это  вносило  разнообразие  в  их жизнь» -  таковы
нравы Регентства в изложении Конан Дойля.
В уже цитированном романе «Родни Стоун» описывается состязание между двумя лордами - великосветскими
кучерами. Один из 
них — сэр Джон Лейд, о котором говорится, что «окажись он в трактире, среди настоящих кучеров, он вполне
сошел бы там  за своего, и никто бы не догадался, что это один из богатейших землевладельцев Англии ». Сэр
Джон  женился  на  дочери  разбойника  Летти (вот  еще  один  пример «социалистических»  настроений!),  которая
разделяла  его  хобби -  обожала  быструю  езду  и  умела  ругаться  отборнейшей  бранью. Его  соперником  в  романе
выступает  изысканный  денди  сэр  Чарльз  Треджеллис,  обладатель  великолепной  коляски «с  двумя  крепкими,
запряженными  цугом  лошадьми, шерсть  которых  блестела  и  переливалась  на  солнце». Сэр Чарльз  не  бранится
последними словами - он изображен как изысканный денди, чистюля и конкурент Браммелла в вопросах моды. Он
выигрывает  гонки,  строго  следуя  законам  джентльменской  чести,  в  то  время  как  леди-разбойница  пытается
нарушить правила, и в результате рискованного маневра ее лошадь получает ранение. Здесь мы видим важнейший
критерий,  разделяющий  аристократов,  подражающих «кучерам»,  и  простонародных  любителей  скачек:  кодекс
джентльменской чести.
Многое  объясняет  в  этой  сфере  история  знаменитого  Жокей-клуба.  Традиционно  скачки  проводились  в
Ньюмаркете, здесь со времен Иакова I (начало XVII века) на местном ипподроме проводились бега, и все делали
ставки.  Ньюмаркет  был  чрезвычайно  популярен  как  среди  бедных,  так  и  богатых,  ставивших  порой  очень
крупные  суммы;  но,  увы,  на  скачках  процветало  мошенничество,  твердых  правил  не  существовало.  С  этой
ситуацией  пытались  бороться  даже  с  помощью  парламентских  биллей,  но  и  они  оказались  неэффективными -
жулики  ловко  обходили  все  попытки  контроля.  Наконец  в 1752  году  в  Ньюмаркете  был  создан  Жокей-клуб,
объединивший  самых  влиятельных  аристократов,  чьи  лошади  регулярно  участвовали  в  бегах.  В  те  времена
владельцы  сами выступали на  скачках - наемные профессиональные жокеи появились немного позднее. Именно
это  лобби  знатных  коневладельцев  сумело  переломить  ход  событий  и  учредило  ряд  строгих  правил -  от
взвешивания  жокеев  до  порядка  приема  ставок.  Тем  самым  была  продемонстрирована  важная  закономерность:
«Жокей-клуб показал, что даже в столь подверженном коррупции спорте, как бега, самым действенным методом
контроля выступает произвольное управление группы людей, чей авторитет непререкаем, поскольку подкрепляется их социальным статусом и богатством. Это делает их вердикты справедливыми и беспристрастными, в
то время как закон и полиция бессильны»
. В итоге неофициальный контроль лобби уважаемых людей оказался
наилучшим способом наведения порядка.
Свод правил для скачек, введенных аристократами, стал работать как спортивный кодекс чести, объединяющий
джентльменов. Жокей-клуб  долго  не  публиковал  списки  своих  членов,  но  всем  было  известно,  что  в  его  ряды
входят самые влиятельные английские лорды во главе с членами королевской семьи. Это способствовало расцвету
скачек  как  важнейшего  светского  развлечения:  в 1780  году  двенадцатый  граф Дерби  учреждает  прославленные
бега, носящие его имя.
К концу XVIII века аристократы все чаще стали нанимать профессиональных жокеев для участия в скачках, и
тем  самым  утвердился  еще  один  существенный  принцип,  действующий  до  сих  пор: «Профессионалы  должны
выступать  под  контролем  известных  любителей  с  незапятнанной  репутацией -  эта  модель  легла  в  основу

page 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100


Rambler's Top100

2005-2015 ® Разработка сайта- Гришин Александр