ГЛАВНАЯ / Денди. Мода, культура, стиль жизни. ( стр. 40 )
  



воспитание  и  образование,  сопровождающие  знатное  происхождение  и  владение  собственностью.  Особый
акцент  делается  на  кодекс  чести  и  этикет,  манеры  и  стиль  времяпрепровождения.  По  мере  демократизации
европейского  общества  после  буржуазных  революций  в  Европе,  эти  вторичные  параметры  становятся
доминирующими, вытесняя исходные принципы.
Владение  собственностью,  к  примеру,  рассматривается  как  гарант финансовой  независимости,  а  она,  в  свою
очередь, переосмысляется как основа независимого характера, отличительные свойства которого - уверенность в
себе и «врожденное» чувство собственного достоинства, спокойное самоуважение.
Имея средства к существованию, подлинный джентльмен-землевладелец изначально презирал профессионалов
и во всех своих занятиях акцентировал оттенок любительства. Именно этот нюанс стал решающим в Новое время:
всяческие  хобби,  разведение  собак  и  лошадей,  коллекционирование,  изучение  для  собственного  удовольствия
древних  языков  или  истории -  вот  достойные  джентльмена  занятия.  Как  следствие,  поощрялись  способности  к
импровизации,  экспериментам  и  нетривиальным  решениям  в  любой  ситуации,  демонстрирующие  незаурядный
характер и свободный ум. В пределе джентльмен-любитель мог легко эволюционировать в тип экстравагантного
чудака,  комического  в  своей  серьезности.  Самый  яркий  пример  подобного  типа  в  английской  литературе -
бессмертный мистер Пиквик у Диккенса.
В XIX  веке,  когда  многим  джентльменам  приходится  так  или  иначе  работать,  установка  на  любительство
расшатывается и общество признает необходимые исключения из правил. Из солидных занятий для джентльменов
котируются  управление  государством  или  дипломатическая  служба,  религиозное  призвание,  военная  карьера  и
спорт. Коммерция начисто исключалась. Писательство считалось занятием, достойным только для часов досуга, а жить  на  литературные  гонорары  было  и  вовсе  неприличным:  именно  по  этой  причине  многие  прославленные
авторы,  такие,  как  Вальтер  Скотт,  долгое  время  печатались  под  псевдонимом,  а  лорд  Байрон  почти  ничего  не
получал за свои поэмы. Викторианцы были уверены, что джентльмен принципиально не может зарабатывать себе
на жизнь ручным трудом, — по этой причине в Англии долгое время не допускались в хорошее общество хирурги
и дантисты.
При  всей  эволюции  общественных  норм менее  всего,  пожалуй,  изменился  джентльменский  кодекс  чести:  не
добивать слабого, галантно опекать женщин, вызывать за оскорбление на дуэль, не жульничать в карточной игре,
верить равному по происхождению на слово. Такие представления о чести восходят еще к рыцарским временам и
во многом отражают галантный и куртуазный комплекс требований к мужскому достоинству. Но если в средние
века это было нормой среди людей благородного происхождения, то сейчас кодекс чести
сам по себе воспринимается как главное определение джентльмена. А ведь вначале это имело характер чисто
сословных  привилегий -  допустим,  джентльмена  в  суде  освобождали  от  принесения  присяги,  поскольку  верили
слову чести.
Стоит  заметить, что  требования чести  соблюдались в первую очередь по отношению к людям  своего круга -
аристократ не мог, например, вызвать на дуэль лавочника, даже  если  тот оскорбил  его. При  этом невыполнение
обязательств  по  отношению  к  людям  низшего  сословия  могло  даже  служить  предметом  бравады.  Джентльмен
постоянно имел кредиторов среди поставщиков провизии, прачек, портных, торговцев табаком. Порукой служил
его титул, владение недвижимостью и - в некоторых особых случаях - королевское покровительство.
В личных отношениях  с нижестоящими людьми идеалом было ровное  сдержанное обращение, исключающее
как  высокомерие,  так  и  панибратство.  Критерием  истинной  леди,  к  примеру,  считался  стиль  ее  поведения  с
прислугой: если для нее правила вежливости существуют только в своем кругу - дело плохо.
Равным образом джентльмен не делает различий в обращении с женой дома и на публике. Его спокойный тон
исключает и грубость, и сюсюканье. Перемена тона в зависимости от присутствия посторонних недопустима, жена
всегда  может  рассчитывать  на  ровное  уважительное  обращение.  А  если  джентльмен  поддерживает  близкие
отношения  с  замужней  дамой,  он,  конечно,  не  будет  всуе  упоминать  ее  имя,  чтобы  потешить  собственное
тщеславие.
Традиционно  в  кодекс  добродетелей  британского  джентльмена  входила  спортивная  закалка,  приобретаемая
путем  долгих  упражнений  в  элитарных  школах,  где  воспитанники  зимой  жили  в  едва-едва  отапливаемых
помещениях. Вряд ли случайно, разумеется, что стоическое отношение к превратностям погоды культивировалось
именно в Англии, известной неблагоприятным климатом.
Способность терпеть холод, жару и всяческие телесные лишения запечатлена в рассказах капитана Джессе. Он
повествует  о  том,  как  два  приятеля  пошли  на  охоту  и  после  долгих  блужданий  по  полям  более  молодой
остановился, вытер пот со лба и пожаловался, что он очень хочет пить. На что старший с негодованием заметил:
«Вам хочется пить? Да будет Вам известно, молодой человек, что джентльмен никогда не испытывает жажды!»2
 
После  чего  он  сорвал  сухой  стебелек  ромашки  и  пожевал  его,  рекомендуя  как  отличное  средство  от  жажды.
Подобная суровая закалка отличает джентльмена от изнеженного денди.
Сходный пример суровой закалки являл собой другой джентльмен старой школы, который, проживая в Кане,
ежедневно прогуливался по улице в нарядном сюртуке, но без плаща. Причиной его стоического поведения была
элементарная  бедность,  поскольку  у  него  не  было  средств  приобрести  теплый  плащ,  однако  он  превратил  это
обстоятельство в повод для ежедневных тренировок силы воли. Как-то раз он неторопливо шествовал по улице в разгар непогоды, и ему повстречался англичанин, который кутался в шубу и
бежал,  замерзая,  в  гостиницу.  Пораженный  безмятежным  видом  старого  джентльмена,  он  полюбопытствовал,
неужели  тому не  холодно. «Холодно, месье? -  удивился почтенный  стоик. — Человек хорошего  тона холода не
ощущает» («Un homme comme-il-faut n'a jamais froid»).
Рассказывая  эти  истории,  Джессе  не  связывает  их  конкретно  с  дендистскими  наклонностями  Браммелла,
который, напротив, отличался изысканной изнеженностью и прихотливостью вкуса и вовсе не желал переносить
лишения  ради  демонстрации  стоического  характера.  В  характере  Браммелла  скорее  бросался  в  глаза  другой
элемент воспитания, унаследованный от джентльменов XVIII века: старомодная формальная вежливость, оттенок
холодной  почтительности  в  обращении.  Эффект  многих  анекдотов  о  Браммелле  строится  на  контрасте  между
неторопливым величавым началом реплики «Простите, сэр» и последующим быстрым язвительным выпадом.
Обратим  внимание  на  один  компонент  джентльменского  кодекса,  который  непосредственно  перекочевал  в
дендизм:  это  требование  невозмутимости.  Дендистская  заповедь «nil mirari» - «ничему  не  удивляться»
перекликается с императивом самообладания джентльмена в любых обстоятельствах, лишь несколько заостряя его.
«Истинный джентльмен,  тренируя волю, не должен проявлять свои чувства, особенно смущение или изумление.
Его  отличает  немногословие  и  недоверие  к  слишком  эмоциональным  оценкам. «Неплохо» -  такова  его  высшая
похвала. После тяжелейшей аварии он в лучшем случае обмолвится о «паре царапин». Принято считать, что такая
сдержанность — признак английского национального характера и соответствующей речевой манеры, традиционно
называемой «understatement»:  склонность  к  недооценке,  приуменьшению  или  даже  умолчанию.  Но,  как
справедливо  заметил  в  свое  время  Г.К.Честертон,  это  скорее  идеал  сословный,  аристократический,  нежели
национальный. Так или иначе,  этот  стереотип неизменно присутствует  в романах о  светской жизни, когда речь
идет о характере джентльмена.
Императив «сдержанности»  настоятельно  предписывает  умолчание,  когда  речь  идет  о  финансах.  Особая
щепетильность  в  денежных  вопросах  как  пункт  джентльменского  этикета  носила  программно  антибуржуазный

page 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100


Rambler's Top100

2005-2015 ® Разработка сайта- Гришин Александр