ГЛАВНАЯ / Денди. Мода, культура, стиль жизни. ( стр. 47 )
  



 
в кресле, читает новую брошюру, другой что-то пишет, не обращая никакого внимания на  соседа, четвертый
дремлет, пристроившись на диване, пятый сосредоточенно прогуливается взад и вперед по залу; в углу шепотом
беседуют, чтобы не нарушить гробовую тишину, как в церкви». Добавим к этой впечатляющей картине, что даже
в  столовой  питание  осуществлялось  за  отдельными  столиками,  рассчитанными  на  одного  человека.  Искусство
одиночества в толпе как особый жанр было доведено англичанами до виртуозности.
Аналогичный изоляционизм, но уже в иронически-гротескной манере описан в новелле Конан Дойля «Случай с
переводчиком». Там фигурирует клуб «Диоген», учредителем которого является брат Шерлока Холмса Майкрофт.
Это клуб молчунов: «В Лондоне,  знаете, немало  таких людей, кто из робости,  а кто по мизантропии - избегают
общества себе подобных. Но при  том они не прочь посидеть в покойном кресле и просмотреть  свежие  газеты и
журналы.  Для  их  удобства  и  создан  был  в  свое  время  клуб "Диоген".И  сейчас  он  объединяет  в  себе  самых
необщительных, самых "антиклубных" людей нашего города. Членам клуба не дозволяется обращать друг на друга
хоть какое-то внимание. Кроме как в комнате для посторонних посетителей,
в клубе ни под каким видом не допускаются никакие разговоры, и после трех нарушений этого правила, если о
них  донесено  в  клубный  комитет,  болтун  подлежит  исключению».  Далее  Ватсон  в  сопровождении  Холмса
заходит в клуб «Диоген» и видит нечто уже нам  знакомое: «Сквозь стеклянную дверь моим  глазам открылся на
мгновение большой и роскошный зал, где сидели, читая газеты, какие-то мужчины, каждый в своем обособленном
уголке».
В такой системе заключается явный парадокс: ведь, казалось бы, зачем тогда приходить в клуб - частную жизнь
никто не мешает  вести дома. Однако он имеет  свое объяснение: особенности  английской  системы  воспитания и
образования  мальчиков  ориентированы  на  жизнь  в  коллективе -  во  всех школах  огромное  значение  придается
командному духу. Вплоть до  колледжа юноша нередко не имеет  своей  отдельной  комнаты. Отсюда происходит
небесполезное умение отгородиться от окружающих внутренним барьером, искусство горделивого одиночества в
толпе.  Вероятно,  навык  психологической  самозащиты  одновременно  с  установкой  на  жизнь  в  коллективе  и
породил  этот  странный  стиль  клубного  досуга,  когда  человек  испытывает  потребность  в  чисто  формальном
обществе себе подобных, не вступая с ними в более тесный контакт.
Атмосфера  клубной  жизни  позволяла  джентльмену  побыть,  не  напрягаясь,  самим  собой.  В  пределе  клуб
узаконивал  право  на  эксцентричность,  а  клубное  сообщество  представляло  собой  лицо  коллективного  чудака.
Правила порой являлись воплощением эксцентрики — в некоторых клубах было принято проглаживать горячим
утюгом  страницы  газеты «Таймс»,  а  в  другом  мыли  монеты,  уплаченные  должниками.  Но,  с  другой  стороны,
правила отсекали чужаков и снимали бремя мелких бытовых проблем. В клубах старались поддерживать хороший
уровень  ресторанной  кухни и  охотно использовали  всяческие  технические новшества:  вентиляцию, центральное
отопление (которое до  сих пор  есть отнюдь не  в  каждом  английском доме),  а  в  одном  клубе даже был паровой
подъемник  для  подачи  блюд  из  кухни  в  столовый  зал. По  словам А.Троллопа,  типичный  клуб -  это место,  где
джентльмены обедали, курили, играли в бильярд и притворялись, что читают.
В  целом  викторианский  клуб  предлагал  максимально  комфортную  модель  социальности -  считалось,  что
джентльмен  находится  среди  равных  и  ему  не  нужно  доказывать  на  каждом  шагу  свои  права  и  достоинства.
Противоположную  модель  общения  можно  видеть  в  светском  салоне,  где  собиралось  смешанное  общество  и
каждый должен был чем-нибудь блеснуть, завоевать репутацию и затем ее тщательно поддерживать. Разумеется, переходя из салона в клуб и обратно, человек должен был проявлять известную гибкость обращения, выстраивая
свое поведение по принятым в данном месте правилам. Этому как раз способствовало дендистское «хамелеонство»
- умение адекватно вести себя в разных обстоятельствах23
. В эпоху Регентства
199
денди  непринужденно  вращался  и  в  салонах,  и  в  клубах,  но  в  дальнейшем  модель  салонной
социальности начинает все более отличаться от клубной.
При  такой поляризации денди - человек  скорее  салона, нежели  клуба,  его  трудно представить  себе
среди  молчунов,  ему  нужна  пряная  беседа,  приправленная  остроумными  шутками  и  пикантными
историями,  напряжение  любопытных  и  оценивающих  взглядов,  азарт,  балы,  интриги. Все  это  было  в
клубах эпохи Регентства, но в 1820-е годы атмосфера начинает существенно меняться.
В викторианскую эпоху уже происходит процесс слияния двух элит - старой, аристократической, и
новой,  буржуазной. Представители  новой  элиты -  банкиры, журналисты,  театральные  деятели -  тоже
претендовали на светскую жизнь. Старинное понятие «джентльмен» оказалось для них универсальным
объединительным  принципом:  достаточно  было  иметь  незапятнанную  репутацию  и  хорошие  связи,
чтобы быть признанным своим. Во Франции в это же время аналогичным образом формируется новое
общество  смешанного  социального  состава - «Весь Париж»,  а  эпицентром  модной  жизни  становится
Бульвар.
Средний класс нуждается в своих клубах: писатели, выпускники университетов, армейские офицеры
стали  вносить  деньги  на  их  строительство.  Они  желали,  чтобы  здание  прозводило  впечатление
респектабельности, имело торжественный и солидный вид, отражающий их самоуважение и социальные
ожидания.  Соответственно  клуб  специально  проектировался  не  как  частный  особняк,  а  как
общественное здание, что объясняет такие архитектурные детали, как фриз с барельефами процессии на
здании Атенеума или портик с коринфскими колоннами офицерского клуба «Юнайтед Сервис».
В тридцатые годы появляется много клубов «по интересам», абсорбирующих новую элиту и средний
класс: «Оксфорд» и «Кембридж» -для выпускников этих университетов; «Гаррик» - для литераторов и
актеров; «Реформа» - политический клуб для сторонников реформ; «Путешественник» - для любителей
дальних  странствий.  Число желающих  попасть  в  некоторые  клубы  было  так  велико,  что  создавались
длинные списки «ожидающих», или даже устраивали филиал - «дочерний» клуб с тем же названием, но
куда менее престижный.
Наиболее  известным  в  этой  категории  клубов  для  среднего  класса  был Атенеум,  объединявший  в
своих рядах литераторов, историков, епископов и ученых. Он был образован в 1824 году. Его членами
были  писатели  сэр Вальтер Скотт, Томас Мур, Ч.Диккенс, У.Теккерей, Т.Б.Маколей, А.Троллоп,  а  из
ученых - Ч.Дарвин, Ч.Лилль. Именно в Атенеуме произошла знаменитая ссора Диккенса и Теккерея, а
Троллоп решил изменить концовку «Барчестерских башен», случайно подслушав критический отзыв о
романе в клубной библиотеке.
Томас  Уолкер,  главный  редактор  журнала «Оригинал»,  с  восхищением  описывал  Атенеум:
«Единственный клуб, в котором я состою, - это Атенеум,  среди  его 1200  членов  очень много  известных  в  стране  людей... Каждый  член  клуба
имеет  в  своем  распоряжении  превосходную  библиотеку,  в  которой  есть  географические  карты,
ежедневные  газеты,  английские  и  иностранные  журналы,  материалы  для  письма  и  обслуживающий
персонал. Здание напоминает дворец и содержится в таком же порядке, как и частный дом. Каждый член
клуба - хозяин этого дома, однако без хозяйских забот: он может приходить, когда захочет, и оставаться,
сколько  захочет;  его  будут  беспрекословно  обслуживать,  и  ему  не  надо  будет  платить  за  это  или
отдавать общие распоряжения; он может заказать еду или напитки в любое время, и ему все мгновенно
подадут,  как  дома.  Он  выбирает  меню,  руководствуясь  только  собственными  желаниями.  Короче,
невозможно представить себе большую степень свободы в образе жизни»25
.
Некоторые  клубы  вели  политику «открытых  дверей» и  охотно принимали  в  свои  члены известных
людей независимо от происхождения; другие все же старались сохранить чистоту рядов. Потомственные
аристократы по традиции предпочитали старые клубы, основанные еще в XVIII веке, такие, как Уайтс,
Будлс  и  Брукс.  Последний,  например,  объединял  вигов  и  был  очень  популярен  среди  денди  эпохи
Регентства.  Среди  его  членов  были  Браммелл,  Райкc  по  прозвищу «Аполлон»  и  Бинг,  прозванный
«Пуделем» из-за кудрявых волос.
Граница,  отделяющая  элитарный  закрытый  клуб  от  среднего  клуба «по  интересам»,  была  очень
ощутима.  Вспомним  понятие «exclusivism» -  исключительность,  принадлежность  к  модному  кругу.
Денди,  конечно  же,  входили  в  это  избранное  общество.  Они  были  признанными  королями  светской
жизни, а их мнение часто было решающим для репутации новичка, что определяло впоследствии, войдет
ли он в круг «избранных».
Самым «эксклюзивным» клубом эпохи считался Олмакс, располагавшийся на Кинг-стрит. Он возник
еще в 1765 году. В XIX веке его называли «седьмым небом модного мира». Олмакс был призван решить

page 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100


Rambler's Top100

2005-2015 ® Разработка сайта- Гришин Александр