ГЛАВНАЯ / Денди. Мода, культура, стиль жизни. ( стр. 48 )
  



очень важную задачу: вхождение в свет нового поколения подающих надежды молодых людей. Поэтому
в отличие от закрытых мужских клубов, где процветали карточные игры, в Олмаксе
устраивали балы и
туда допускали женщин. Более  того, женщины,  собственно, и  заправляли  всем  в Олмаксе. В клубный
совет  входили 10  дам-патронесс (их  сравнивали  с  венецианским «Советом  десяти»),  которые
безжалостно отсекали неподходящие кандидатуры.
В 1827  году  вышел  роман  о  клубной  жизни,  который  назывался «Олмакс».  Неизвестный  автор
посвятил  его  дамам-патронессам.  Полный  текст  посвящения  гласил: «Самому  блистательному  и
деспотичному  СОВЕТУ,  в  который  входят  их  Величества  Дамы-патронессы  балов  в  Олмаксе,
законодательницы  мод  и  арбитры  вкуса,  знатоки  хорошего  тона  и  изящных  манер,  чье  первенство  в
лондонской  светской жизни давно признано всеми; чьи  вердикты -  законы,  а  суждения - приговор, не
подлежащий обжалованию».
 
Среди  патронесс  были  не  только  самые  влиятельные  британские  леди,  но  и  две  дамы  иностранного
происхождения - австрийская принцесса Эстерхази и графиня Ливен, супруга русского посла в Англии.
Дарья (Доротея) Христофоровна  Ливен,  урожденная  Бенкендорф,  была  весьма  примечательной  личностью -
приехав  в  Лондон,  она  сразу  умудрилась  вникнуть  во  все  тонкости  светской  жизни  и  вошла  в  круг  особ,
приближенных  к  Георгу IV.  Коньком  графини28
  была  дипломатия -  она  неплохо  разбиралась  в  политических
интригах  и  влюблялась  исключительно  в  политиков  самого  высокого  ранга,  открыто  заявляя: «Обожаю  первых
министров».  Она  была  хозяйкой  популярного  политического  салона,  и  среди  ее  любовников  были  сначала
Меттерних, а затем Гизо.
Как  же  решали  леди-патронессы  вопрос  о  допуске  в  Олмакс?  Преимущество  имели  лица  знатного
происхождения,  но  это  не  было  решающим  критерием.  Главное  состояло  в  том,  чтобы  кандидат  отличался
«хорошим  тоном».  Этому  весьма  расплывчатому  требованию  мог  отвечать,  к  примеру,  поэт  Томас  Мур,
исполнявший  ирландские  песни  в  светских  салонах,  и Мура  приняли  в Олмакс,  чем  он  чрезвычайно  гордился.
«Хорошим тоном» не обладали, с точки зрения дам-патронесс, богачи, особенно нувориши - их считали вульгарными. Никакие капиталы не могли помочь дочке банкира
попасть на заветный бал по средам в Олмаксе. Военных также допускали очень выборочно. Из трехсот офицеров
гвардейской  пехоты  только  шестеро  были  вхожи  в  Олмакс.  Среди  них  был  и  капитан  Гроноу,  оставивший
любопытные мемуары о светской жизни.
Однажды  лорда Джерси  вызвал на  дуэль  капитан  королевской  гвардии,  так  как  леди Джерси,  возглавлявшая
совет патронесс,  отказала  в билете  его жене. Но  лорд Джерси не принял  вызов,  заявив,  что иначе  ему придется
драться на дуэли каждые несколько дней.
Заветный билет на бал стоил недорого, но просто так купить его было нельзя - они распространялись только
среди  членов  клуба.  Член  клуба  имел  право  привести  одного  гостя,  но  и  кандидатуры  гостей  тоже  тщательно
отфильтровывались дамами-патронессами. Членство в клубе на один сезон продолжительностью 12 недель стоило
10 гиней, и в эту стоимость входило посещение бала раз в неделю по средам и ужин. Закуска была скромная - чай,
причем не высшего сорта, лимонад, сухие бисквитики и тонкие кусочки черного хлеба, намазанные маслом. Как
сказано у Бульвера-Литтона, при основании Олмакса «целью ставили не допускать богатых простолюдинов в клуб,
где  должен  был  господствовать  самый  аристократический  тон.  Для  этого  руководство  поручили  дамам-патронессам,  назначили  исключительно  низкий  членский  взнос  и  решили  не  продавать  в  буфете  особо  дорогих
напитков».
Это был подчеркнутый вызов старой аристократической элиты новым апологетам буржуазной роскоши. Ведь
основная цель дам-патронесс состояла в том, чтобы избежать «ostentation» - выставления напоказ, афиширования
богатства.  Т.Веблен  в  конце XIX  века  придумает  целую «Теорию  праздного  класса»,  доказывая,  что  именно
«потребление  напоказ» -  признак  буржуазного  мышления,  но  эти  социальные  механизмы,  как  мы  видим,  были
прекрасно известны и раньше.
Попавшие на бал оказывались в центре кипучей жизни: для молодых девушек это был шанс познакомиться с
будущими женихами, принадлежащими к «модному» обществу, пожилые дамы активно занимались интригами, а
мужчины  обсуждали  светские  и  политические  новости.  Браммелл  часто  появлялся  в  Олмаксе,  и  мамаши
специально  наставляли  по  такому  случаю  своих  дочерей: «Ты  видишь  того  джентльмена  у  двери? -  сказала
опытная дама своей дочери, которую она в первый раз привела на арену Олмакса. - Он сейчас беседует с лордом
N». - «Да,  вижу, -  легкомысленно  ответила  простодушная  девица, -  а  кто  он?» - «Этот  джентльмен,  вероятно,
подойдет к нам и заговорит; в беседе будь осмотрительна и непременно постарайся произвести на него хорошее
впечатление.  Ведь  это -  тут  она  понизила  голос  до шепота -  сам  прославленный  мистер  Браммелл». Мнения
Браммелла боялись, поскольку его склонность к саркастическим репликам  была  общеизвестна,  и  при  встрече  с  дебютантками  он  оценивал  не  только  способность  поддерживать
разговор, но и наряд.
Именно Браммелл  ввел  в моду  костюм,  ставший  обязательным  для мужчин, посещающих  вечера  в Олмаксе.
Джентльмену  полагалось  носить  фрак,  белый  шейный  платок,  складную  шляпу-треуголку (которую  обычно
держали  под  мышкой),  черные  штаны-бриджи  до  колен  с  шелковыми  полосатыми  чулками  и  бальные  туфли-
лодочки. Категорически воспрещалось появляться в обычных длинных панталонах - они считались неформальной
одеждой,  и шутники  изощрялись  в  каламбурах,  говоря,  что  такие  брюки  им  напоминают  названия французских
городов Тулона и Тулузы: «Too-long и Too-loose» - «слишком длинные» и «слишком свободные»32
. Если мужчина
появлялся «в неуставном виде», его не пускали на бал, и несколько знатных лордов пали жертвой этого запрета.
Правила  Олмакса  отличались,  как  можно  видеть,  подчеркнутой  строгостью -  недаром  в  цитированном
посвящении  вердикты  и  суждения  патронесс  сравнивались  с  законами  и  приговорами! Дамы-патронессы  лично
следили  за неукоснительным  соблюдением правил. Например,  вход на бал прекращался ровно  в 11 часов, когда
подавали  ужин,  и  ни минутой  позже. Иногда  у  порога Олмакса  разыгрывались  драматические  сцены. Однажды
герцог Веллингтонский, знаменитый полководец, победитель Наполеона, решил заглянуть в Олмакс, но опоздал и
пришел в семь минут двенадцатого. Он попросил разрешения войти, и его просьбу передали патронессе леди Саре
Джерси.  Она  осведомилась: «Который  час?» - «Семь  минут  двенадцатого».  Тогда  леди  Джерси  сказала: «Мне
очень  приятно  отказать  именно  герцогу  Веллингтонскому,  поскольку  после  этого  случая  уже  никто  другой  не
сможет  пожаловаться,  когда  в  дальнейшем  будет  строго  применяться  это  правило.  Передайте  ему,  что  вход
закрыт».
Предметом  особого  попечения  леди-патронесс  были  танцы.  Ведь  от  этого  во  многом  зависели  тонкие
возможности ухаживания, общения и сближения между молодыми людьми на балах. Леди-патронессы самолично
назначали  партнера  для  первого  танца  дебютантки.  Составленный  ими  список  танцующих  воспринимался  как
скрижали  судьбы,  что  обыгрывалось  в  стихотворении  Латтрелла «Совет  Юлии» : «Все  зависит  от  этого
волшебного списка - слава, фортуна, мода, друзья и любовники. В нем - награда или обида для всех независимо от
возраста,  пола  и  ранга. Если  ты -  член Олмакса,  ты - монарх,  тебе  дозволено  всё;  но  если  не  попадешь  туда  в
заветную среду, ты, клянусь Юпитером, лишаешься всего».
Обучение бальным танцам входило в норму воспитания. Обычными танцами в то время были шотландский рил
(хороводный танец) и английский контр-данс. В 1815 году леди Сара Джерси путешествовала во Франции и там
выучила фигуры французской кадрили. Танец ей понравился, и, вернувшись в Лондон, она ввела кадриль в моду.
Первое исполнение кадрили в Олмаксе было таким запоминающимся

page 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100


Rambler's Top100

2005-2015 ® Разработка сайта- Гришин Александр