ГЛАВНАЯ / Денди. Мода, культура, стиль жизни. ( стр. 53 )
  



отсвечивал по-разному в зависимости от обстоятельств и ситуаций». Заметим, что скрывать тяжеловесную эрудицию требовало и искусство светской беседы: необходимость развлекательного тона в салонном разговоре
сообщала даже серьезным высказываниям флер легкомысленности.
Денди-ироник и себя не исключает из сферы иронии. Для него это - императив постоянного внутреннего
тренинга - надо уметь переключаться. В интеллектуальном смысле это требование владеть всеми регистрами
знаний: «Подлинно свободный и образованный человек должен бы по желанию уметь настраиваться на
философский или филологический лад, критический или поэтический, исторический или риторический, античный
или современный, совершенно произвольно, подобно тому как настраиваются инструменты - в любое время и на
любой тон». 
Этот идеал владения собой предполагает одновременно как некоторую инструментальность, взгляд на себя как
на объект, так и горделивое самосознание субъекта, лично изобретающего и разыгрывающего свои жизненные
роли. Романтическая ирония, фиксируя неизбежное противоречие между бесконечными творческими интенциями
субъекта и его ограниченными исполнительскими возможностями, все же обеспечивает временами позицию
вненаходимости или, по крайней мере, иллюзию этого. «С внутренней стороны - это настроение, оглядывающее
все с высоты и бесконечно возвышающееся над всем обусловленным, в том числе и над собственным искусством,
добродетелью или гениальностью»20
. Эта «трансцендентальная буффонада», по выражению Фридриха Шлегеля,
предполагает постоянный самоконтроль и органично подразумевает некоторую долю цинизма, поскольку мораль
оказывается при таком раскладе только одной из возможных систем, одним цветовым решением для
универсального ироника-хамелеона.
Сходные размышления по поводу внутренней «хамелеонской» пластичности были заявлены немецкими
романтиками и в сфере поэтики. Свобода настройки поэтического зрения как выражение внутренней пластичности
была декларирована Новалисом как программный признак нового романтического стиля: «Искусство приятным
образом делать вещи странными, делать их чужими и в то же время знакомыми и притягательными - в этом и
состоит романтическая поэтика»(позднее в несколько ином контексте этот принцип назвали « остранением »).
Новое видение было продумано Новалисом как особая техника тотального «романтизирования» мира: «Мир
должен быть романтизирован... Эта операция еще совсем неизвестна. Таким образом я придаю низкому смысл
возвышенного, привычному - облик таинственного, известному - достоинство неизвестного, конечному -
видимость бесконечного: так я романтизирую. Обратная операция для возвышенного, неизвестного, мистического,
бесконечного... »В идее внутреннего переключения (или, точнее, перенастройки) парадоксально сходятся
позиции денди, романтического ироника и поэта.
В английской эстетике начала XIX века этот принцип сперва был также осмыслен как произвольное
переключение поэтических точек зрения. Первый и самый знаменитый «эксперимент» в этой области провели
Колридж и Вордсворт, когда, задумывая «Лирические баллады», они предварительно договорились о разделении
труда. «Мистер Вордсворт должен был избрать своим предметом и заставить блеснуть новизной вещи
повседневные и вызвать чувства, аналогичные восприятию сверхъестественного»23
. Колридж, напротив, согласно
уговору, должен был изобразить фантастические предметы в самом достоверном виде: «Я возьмусь за персонажи и
характеры сверхъестественные или, во всяком случае, романтические с таким, однако, расчетом, чтобы эти тени,
отбрасываемые воображением, вызывали в душе живой интерес, а некоторое подобие реальности на какое-то мгновение порождало в нас желание поверить в них, в
чем и состоит поэтическая правда». Этот невероятный договор, начисто исключавший традиционный миф о
спонтанности вдохновения поэта, дал, конечно, повод для обвинений в излишней расчетливости: страшно
подумать, стихи писались для доказательства изначально заданной идеи! Так в литературной критике
варьировались всегдашние упреки хамелеонам в цинизме. Но уровень текстов «Лирических баллад» (упомянем
лишь «Сказание о старом Мореходе» Колриджа) был таков, что даже самым взыскательным судьям стало ясно:
речь идет о новом принципе поэтики, аналогичном новалисовскому «романтизированию мира».
Наиболее радикальный вариант этой «хамелеонской» установки подводил к мысли о том, что подлинный поэт
должен быть в идеале безличным, чтобы быть в состоянии отразить малейшие нюансы, откликнуться на любые
импульсы. Отсюда такие метафоры, как Эолова арфа у Колриджа или сравнение поэта со спокойным озером, по
поверхности которого идет рябь от дуновения ветерка.
Джон Китс довел эти интуиции до логического предела, провозгласив себя поэтом-хамелеоном, который
абсолютно лишен идентичности: «Что касается поэтической индивидуальности (в оригинале Character - характер. -
О.В.) как таковой... то ее не существует - она безымянна - она все и ничто - у нее отсутствуют характерные
признаки - она радуется свету и тьме - она живет порывами, дурными и прекрасными, возвышенными и
низменными, полнокровными и скудными, злобными и благородными, она с равным наслаждением дает жизнь Яго
и Имогене. То, что оскорбляет вкус почтенного философа, восхищает поэта-хамелеона. Увлечение последнего
теневыми сторонами действительности не более предосудительно, чем его пристрастие к светлому началу: и то и
другое вызывает на размышления. Поэт - самое непоэтическое из всех созданий, ибо он лишен своего лица (у
Китса - has no identity, у него нет идентичности. - О.В.); он вечно стремится заполнить собой инородное тело...
Поэт - безличен. Сомнений быть не может, поэт - прозаичнейшее из всех созданий творца... Стыдно признаться, но
ни одно мое слово не может быть принято на веру как выражение моего собственного "я". Да и как иначе, если у
меня нет моего собственного "я"».
Этот принцип безличности «поэта-хамелеона» Китс окрестил «негативной способностью» («negative
capability»). «Негативная способность» позволяет отождествиться с любой точкой зрения и создать любой образ.

page 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100


Rambler's Top100

2005-2015 ® Разработка сайта- Гришин Александр