ГЛАВНАЯ / Денди. Мода, культура, стиль жизни. ( стр. 55 )
  



выглядеть как методистский пастор за сорок, негодяй вы этакий?»29
 К счастью, после применения особой мази -
типичный атрибут сказочного превращения! - герой обретает
свой первоначальный вид, и страх утратить свою внешность и свою идентичность покидает его.
При всех хамелеонских метаморфозах Пелэму помогают сохранить личную центральность императив мужской
дружбы и любовь к женщине, не  говоря уж о традиционном нарциссизме любого денди. Следующее поколение,
денди  второй  половины XIX  века,  опять  оказывается  перед  искусом  хамелеонства  и  экзистенциальными
проблемами утраты себя в новых условиях и дает свой, весьма драматический вариант этой метафорики.
Во  многом  эти  поздние  денди  подхватывают  тенденции,  уже  намеченные  в  романтической  эстетике,  и
предельно развертывают их. Так, Оскар Уайльд выступает как прямой наследник радикальных концепций Джона
Китса  относительно  полной  безличности  поэта-хамелеона,  отсутствия  у  него  собственного  характера  и
идентичности. Устами своего героя Оскар Уайльд рассуждает на уже знакомые нам темы хамелеонства и уверенно
постулирует  целую  теорию  притворства: «Разве  притворство -  такой  уж  великий  грех?  Вряд  ли.  Оно -  только
способ  придать многообразие  человеческой  личности. Так,  по  крайней мере,  думал Дориан  Грей. Его  поражала
ограниченность  тех,  кто  представляет  себе  наше "Я"  как  нечто  простое,  неизменное,  надежное  и  однородное  в
своей сущности. Дориан видел в человеке существо с мириадом жизней и мириадом ощущений, существо сложное
и  многообразное,  в  котором  заложено  непостижимое  наследие  мыслей  и  страстей,  и  даже  плоть  его  заражена
чудовищными недугами умерших предков»30
.
В  такой  теории  принцип  хамелеонства  становится  универсальным  свойством  человеческой  природы  и
дополнительно  аргументируется  через  модные  в  конце XIX  столетия  идеи  наследственности  и  дегенерации.
Теории дегенерации, в частности, подчеркивали причинную связь между аристократизмом и болезнями, указывая
на обыденность браков между близкими родственниками в знатных семьях, что придавало «чудовищным недугам»
модный оттенок.
Хамелеонство  Дориана  Грея -  уже  качественно  иное  по  сравнению  с  романтическим  дендизмом  Пелэма.
Множественность личности в романе Оскара Уайльда лишается внутреннего скрепляющего центра, и оттого ничто
не мешает маске (а в данном случае это портрет) зажить самостоятельной жизнью, а самому денди - испытать до
последнего  предела  возможности  разных  метаморфоз.  Дориан  Грей  преступает  ту  границу,  на  которой
останавливается Пелэм, и, не боясь утратить свое «Я», действует как абсолютно разные личности. Он совмещает
походы  по  сомнительным притонам  в  бедных  районах Лондона  со  светским  времяпрепровождением  в  клубах  и
салонах, чем постепенно всех восстанавливает против себя.
Мировоззренческая основа подобной практики - философия нового гедонизма, согласно которой в жизни надо
все попробовать, все испытать, в том числе и сомнительные с точки зрения традицион
ной морали вещи. Если гончаровский светский лев просто и честно старался держать нос по ветру, вынюхивая
модные новинки, то здесь уже речь идет о более сложных вещах. Обычные удовольствия для денди-эстета очень
скоро  начинают  казаться  пресными,  и  изощренная  хамелеонская  чувственность  на  следующей  стадии  начинает
находить  наслаждение  в  дозированных  инъекциях  гнилого,  грязного,  безобразного.  Они  необходимы,  чтобы
поддержать  уровень  и  расширить  гамму  его  жизненного  гурманства  за  счет  контрастности  ощущений.  Такого
денди можно сравнить с любителем сыра, который всем сортам предпочитает рокфор с зеленой плесенью, или с
породистой собакой, которую неудержимо тянет к отбросам.
Романтическая  тема  оживших  подобий (ранее  выразительно  развитая  у Шамиссо, Гофмана, Гоголя  и Эдгара
По)  получает  у  Оскара  Уайльда  свое  завершающее  развитие.  Экзистенциальный  страх  утраты  своего «Я»,
неизбежный  при  столь  далеко  зашедшем  хамелеонстве,  для  Дориана  целиком  концентрируется  на  портрете,  и
момент гибели для него - единственный способ обрести потерянную идентичность, уничтожив ожившее подобие.
В «Дориане Грее» предельно развернуты все элементы дендистского хамелеонства - множественность «Я», мотив
масок и метаморфоз, эстетская чувственность.
Раздвоение  личности  Дориана  демонстрирует  важную  тенденцию  в  дендизме  второй  половины XIX  века -
дендизм  окончательно  теряет  фиксированное  социальное «лицо»  и  становится  просто  удобной  универсальной
маской. Это  делает  возможным  выделение  полярных  амплуа  денди-сыщика  и  денди-преступника. Уже «Пелэм»
содержал детективную интригу: как мы видели, герою приходится прибегнуть к переодеванию и посетить самые
мрачные  лондонские  притоны,  чтобы  спасти  честь  своего  друга  Гленвилла.  Тот  же  стереотип  поведения
воспроизводит  Пол  Клиффорд,  герой  следующего  романа  Бульвера-Литтона (1830),  действующий  по  законам
зарождающегося детективного жанра. Потенциальный авантюризм  героев далее порождает полноценные типажи
денди-сыщика  и  денди-преступника.  В  одном  из  первых  по-настоящему  успешных  коммерческих  романов
«Парижские тайны»(1842-1843) Эжена Сю использован прием двойной жизни героя: днем Родольф - безупречный
денди, а по ночам он исследует
парижское «дно».  Но  если  мотивы  и  действия  Родольфа  благородны,  то  его  более  поздние  литературные
родственники уже отнюдь не брезгуют пойти на преступление: Дориан Грей - один из типажей в этой обширной
галерее. Таковы и многие герои новелл Конан Дойля, а за ними идет вереница аристократов в белых перчатках и с
криминальными наклонностями из современных детективов.
Оформление модернистской парадигмы и городской культуры XIX века позволило выработать и более мягкий
модус социальных переключений. Это буржуазный универсализм, требующий быстроты маневра в зависимости от
возможности  заработать  тем  или  иным  способом,  четкого  разграничения  служебной  сферы  и  дома  как  особого
приватного  пространства,  умения  играть  разные  роли,  владения  разными  информационными  потоками.  Как
показали многие исследования, в это время происходит смешение старой аристократической и новой буржуазной
элиты, хотя символические границы еще были весьма отчетливы.
Денди  достаточно  легко  встроились  в  эту  новую  систему,  требующую максимума  внутренней  пластичности:
они  уже  заранее  натренировались  в «трансцендентальной  буффонаде».  Благодаря  своей  отработанной  технике
иронической смены ролей им удалось сделать невероятную вещь: создать виртуальный слепок аристократического
кодекса  манер  и  дать  его  на  вооружение  любому  начинающему  честолюбцу.  Хамелеонство  денди  во  многом
соответствует тому, что сейчас принято называть «upward mobility» - «продвижение наверх», способность расти в
деловом и  социальном  смысле, делать карьеру. Можно  сказать, что дендизм -  это удобная универсальная маска,
позволяющая  буржуа  проникнуть  в  элитарные  круги,  если  выдерживается  условный  код  поведения  и  костюма.
Скрывая  социальное  происхождение  под  маской  приятных  манер  и  внешней  невозмутимости,  дендизм
обеспечивает  непроницаемость  для  любопытных  или  потенциально  недоброжелательных  аналитиков. Стратегия
саркастических реплик позволяет отбивать нападения и самому переходить в атаку, а тщательно выдерживаемая
поза бесчувственности спасает даже от эмоциональных выпадов.
Дендизм  поддерживает  эффект  замкнутого  личного  контура,  гладкой  оболочки,  с  одной  стороны,  не
позволяющей проникнуть в душу владельца, а с другой - обеспечивающей обтекаемость при социальных маневрах
(что очень важно для парвеню, лавирующего в поисках полезных контактов). Потенциал «продвижения наверх»
метаморфного хамелеона огромен, и не в последнюю очередь этому способствует дендистский костюм.
Присмотримся ненадолго к первоначальному светскому тренингу Жюльена Сореля. Уроки «хамелеонства» ему
преподает  всесильный  маркиз  де  Ла Моль.  Он  велит  своему  молодому  секретарю  являться  к  нему  утром  для
служебных дел в черном фраке, а вечером для задушевных бесед - в синем. Цвет фрака выступает как жанровый
переключатель  и  недвусмысленно  намекает  на  предписываемую  смену  роли: «"Разрешите  мне,  дорогой  мой
Сорель, - сказал он, - поднести Вам в подарок синий фрак. Когда Вам вздумается надеть его и зайти ко мне, я буду
считать, что Вы младший брат графа де Рец, то есть сын моего друга, старого герцога". Жюльен не совсем понял,
что, собственно, это должно означать, но в тот же вечер явился к маркизу в синем фраке. Маркиз держался с ним
как  с  равным.  Жюльен  обладал  душой,  способной  оценить  истинную  вежливость,  но  не  имел  ни  малейшего
представления  об  ее  оттенках».  Синий  фрак  включает  этикетную  парадигму  аристократического  общения,  то
есть маркиз начинает видеть в Жюльене человека своего круга и своих убеждений. По-прежнему опекая Жюльена,
он  символически  занимает  позицию  лорда  Честерфилда,  преподающего  своему  сыну  уроки  хороших  манер.
Благодаря «костюмной» подсказке Жюльен учится различать «оттенки вежливости» и не путать различные жанры
общения. В  то же  время он получает  весьма циничный  урок - менять  светские  роли  так же легко,  как и менять
фраки! Фактически это школа светского лицемерия - недаром прототипом образа маркиза де Ла Моль был не кто
иной, как Талейран. Вспомним, кстати, уже цитированное сравнение из уст лорда Честерфилда - «изменяя себе так
же легко и просто, как он надел бы или положил в сторону шляпу». Вместо шляпы здесь выступает фрак, но сути
дела это не меняет - речь идет все о тех же необходимых хамелеонских способностях (причем на этот раз вполне
буквально - в плане перемены цвета).
Цвет  фрака  для  данного  распределения  жанров  выбран  далеко  не  случайно.  Дело  в  том,  что  к  моменту
написания «Красного и черного» (1831) цветовая гамма европейского мужского костюма уже начала стремительно
темнеть -  именно  в  тридцатые  годы  черный  фрак  окончательно  утвердился  как  основной  вариант  для  деловых
выходов, новая буржуазная униформа. Синий фрак, напротив, напоминал роялисту-маркизу о ностальгических
временах монархии. А первыми ввели в моду черный фрак английские денди эпохи Регентства: они носили его в
сочетании с узкими панталонами, белой рубашкой, шелковым жилетом и накрахмаленным шейным платком.
Главный  эстетический  эффект  дендистского  стиля  в  том,  что  элегантность  перестала  ассоциироваться  с
суетностью.  К  тридцатым  годам XIX  столетия,  когда  на  основе  дендистского  ансамбля  сформировался
повседневный  темный  костюм,  хорошо  одетый  мужчина  уже  не  вызывал  подозрений  в  легкомысленности  или

page 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100


Rambler's Top100

2005-2015 ® Разработка сайта- Гришин Александр