ГЛАВНАЯ / Денди. Мода, культура, стиль жизни. ( стр. 59 )
  



намерение застрелиться; последнее я одобрил, требуя только,  чтобы  он  не  воспользовался  для  этого  моими  пистолетами,  которые  в  случаях  самоубийства
конфискуются  в  пользу  короля.  Наконец,  с  большим  трудом  и  многочисленными  проклятиями,  его  удалось
уложить в постель. Утром явился врач, и отрезвляющее раздумье, потеря крови и липкий пластырь уняли и жар в
ране, и пыл ссоры (затеянной Скропом), и мы снова были друзьями, как были ими многие годы»...
В  этих  историях,  как  видим,  скандал  не  происходит,  несмотря  на  все  крайности  поведения.  Только  в  один
момент  на  горизонте  маячит  призрак  светского  скандала -  когда  Скроп  желает  драться  на  дуэли:  здесь  он
обращается к нормам светского поведения. Но как раз в этом случае конфликт был бы вынесен за рамки «своих»,
что,  к  счастью,  удается  предотвратить  Байрону. Поэтому  эскапады Скропа  до  скандала  явно  не  дотягивают:  он
буйствует, так сказать, на специально отведенной для этого площадке.
Гораздо  более  сложные  и  тонкие  варианты  скандального  поведения  возникали  в  практике  денди,  которые
бросали вызов условностям, оставаясь в светском пространстве. «Дендизм издевается над правилами и все же их
соблюдает, -  писал  Барбе  д'Оревильи  в  своем  трактате. -  Он  страдает  от  их  ига  и  мстит,  не  переставая  им
подчиняться; взывает к ним в то время, как от них ускользает; попеременно господствует сам и терпит над собой
их господство: двойственный и переменчивый характер! Для этой игры надо располагать всей той гибкостью, из
которой слагается грация, подобно тому как из сочетания оттенков спектра рождается игра опала».
Именно  такой  счастливой  гибкостью  был  наделен  Джордж  Браммелл,  который,  будучи  принят  в  самом
изысканном обществе, виртуозно умел играть в опасные игры. По словам Барбе д'Оревильи, «ему сходило с рук то,
что погубило бы любого ловкача. Его смелость оборачивалась верным расчетом. Он мог безнаказанно хвататься за
лезвие топора». В светской жизни любого щеголя обязательным ритуалом было гостеприимство. Гостеприимство
-  одна  из  ключевых  ситуаций  в  этикетных  ритуалах  и  благодаря  своей  традиционности  представляет  очень
хорошую тему для анализа. Денди был постоянным посетителем балов и приемов и нередко сам принимал
у себя гостей. Каковы же специфические дендистские особенности гостеприимства?
Всем было известно, что Браммелл охотно пользовался гостеприимством своих аристократических друзей: «В
Бельвуаре  его  принимали  на  правах  друга  семьи,  а  в  Чивли,  замке  герцога  Ратланда,  его  комнаты  считались
священными, и если кто-либо из джентльменов временно занимал их, его просили освободить помещение, когда
неожиданно приезжал Браммелл».
Знаменитый  денди  был  завсегдатаем  балов  и  званых  обедов.  Его  имя  числилось  первым  в  списке
нетитулованных  гостей. Со своей стороны, он также устраивал для друзей великолепные обеды в узком кругу у
себя дома на Честерфилд-стрит. Частым гостем у него был принц Уэльский, будущий британский король Георг IV.
Браммелл  всегда  был  душой  компании  и  за  столом  развлекал  собравшихся  забавными  историями,  так  что  обед
сопровождался взрывами хохота.
Некоторые  из  его  шуток,  однако,  могли  напомнить  игру  с  огнем.  Особенно  ему  нравилось  испытывать  на
прочность  общественные  условности,  искусно  нарушая  правила  вежливости  и  гостеприимства.  Однажды,
например, он пришел на бал и, потанцевав с самой красивой дамой, осведомился: «Что это за уродец стоит возле
камина?» -«Но как же, Вы должны быть  с ним  знакомы —  ведь  это хозяин дома», ответила дама. «Вовсе нет, -
беззаботно сказал денди, - ведь я явился на бал без приглашения». Судя по таким историям, Браммелл отличался
ироническим складом ума и умел сохранять редкое самообладание во время своих рискованных выходок - ведь по
идее владельцы модных домов могли спокойно указать ему на дверь.
В другой раз, когда он опять пришел без приглашения на прием некой миссис Томпсон, хозяйка потребовала
предъявить  пригласительный  билет.  Браммелл  долго  обыскивал  все  свои  карманы  и  наконец  извлек
пригласительный билет на другой прием, устраиваемый миссис Джонсон. Когда рассерженная хозяйка указала ему
на ошибку, он холодно сказал: «Боже мой, какая незадача! Миссис Джонс... Томпсон, я очень сожалею, но, видите ли,  Джонсон  и  Томпсон,  Томпсон  и  Джонсон -  звучит  настолько  похоже... Желаю  Вам  приятного  вечера!»  И,
элегантно  поклонившись,  он  неторопливо  покинул  комнату,  под  шепот  и  смешки  знакомых,  оставив  хозяйку
весьма разгневанной.
Подобное  демонстративное  поведение  имело  свои  скрытые мотивы:  на  балу  у  миссис  Томпсон  должен  был
появиться принц Уэльский,  с  которым Браммелл  был  к  тому  времени  в  ссоре, и  все  знали  о нежелании  принца
встречаться с ним где-либо. Затягивая время в поисках несуществующего билета, Браммелл тем самым увеличивал
вероятность  светского  скандала. Одновременно  ему  удалось  публично  унизить  хозяйку,  акцентируя  ее  простую
«незапоминающуюся»  фамилию,  указывающую  на  незнатное  происхождение (о  чем  свидетельствовало  и
обращение «миссис», а не «леди»).

page 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100


Rambler's Top100

2005-2015 ® Разработка сайта- Гришин Александр







Warning: Unknown: write failed: Disk quota exceeded (122) in Unknown on line 0

Warning: Unknown: Failed to write session data (files). Please verify that the current setting of session.save_path is correct (/tmp) in Unknown on line 0