ГЛАВНАЯ / Денди. Мода, культура, стиль жизни. ( стр. 61 )
  



Наглость как вид изящных искусств
Sois insolent, c'est la seule chance! Будь наглым - это единственный шанс!
М.Бланшо
Наглость  как  особая  форма  поведения  может  иметь  разный  культурный  смысл.  Морис  Бланшо  в  эссе «О
наглости  как  виде  изящных  искусств»  писал: «Наглость -  отнюдь  не  бесполезное  искусство.  Это  средство
оставаться верным себе и превосходить других во всех обстоятельствах, когда они имеют иные преимущества. Это
также  волевое  желание  отвергать  общепринятые,  привычные  стереотипы».  Дендистское  правило «удивлять
неожиданностью»,  ориентированное  именно  на  ломку  стереотипов,  создавало  благоприятную  почву  для  особой
формы  наглости. Денди  как  лидеры  моды,  казалось,  дерзко  состязались  между  собой,  испытывая  на  прочность
общественные условности.
В  дендистских  манерах  нередко  чувствовался  специфичный  алгоритм -  джентльменская  вежливость  в
сочетании с холодной наглостью. Браммелл был мастером этого иронического стиля - избыточной любезности, за
которой сквозило скрытое высокомерие или даже презрение. Демонстрируя изощренный риторический эквилибр,
он  смущал  собеседников,  заставляя  их  покраснеть  или  прикусить  язык.  Все  знаменитые  остроты  Браммелла
выдержаны именно в этом стиле: «Вы это называете фрак?» (в ответ на вопрос о качестве фрака) или «Я не могу
считаться элегантным, раз Вы отмечаете это» (после комплимента в свой адрес).
В  разговоре  преувеличенно-саркастическая  любезность  производила  деструктивный  эффект -  сомнения  и
дискомфорта. «Изысканная  вежливость  таила  в  себе  еле  заметные  негативные  знаки,  образуя  смешанное
послание», - пишет Домна Стантон об этом сложном искусстве. Тот, к кому обращались, пребывал в недоумении,
не понимая, то ли над ним издеваются, то ли говорят серьезно. Реагировать на это было гораздо сложнее, чем на
элементарную грубость, поскольку ирония была неожиданной и тонкой.
Вот Пелэм, денди из романа Бульвера-Литтона, беседует с вульгарной светской дамой:
«- Вы ездили в Бат прошлой зимой, мистер Пелэм?
- Нет, леди Бэбелтон, к сожалению, я был в менее аристократическом месте.
- А где именно?
- В Париже.
- В самом деле? А вот я никогда не бывала за границей. Я считаю, что лицам высокого звания незачем уезжать
из Англии, они должны оставаться там и поощрять промышленность нашей страны.

- Ax! — воскликнул я, дотрагиваясь до шали леди Бэбелтон. — Какой миленький манчестерский узор!
- Манчестерский узор! - в ужасе вскричала вдова пэра Англии.
- Да что Вы, это самая что ни на есть настоящая индийская шаль; неужели, мистер Пелэм, Вы всерьез думаете,
что я ношу вещи, изготовленные в Англии?
- Тысячу раз прошу прощения, миледи! Я ничего не смыслю в нарядах; но, возвращаясь к тому же вопросу, я
вполне разделяю Ваше убеждение, что мы должны поощрять нашу промышленность и не ездить за границу»
...
В  этом «невинном»  разговоре  леди  Бэбелтон  два  раза  попадает  в  ловушку  дендистской  иронии:  по  поводу
«менее аристократического» Парижа и в связи с «непатриотичной» индийской шалью. В каждом случае сарказм
облечен  в  форму  изысканной  вежливости,  так  что  не  понимающий  издевки  может  и  впрямь  подумать,  что,  к
примеру,  Пелэм «ничего  не  смыслит  в  нарядах»  и  искренне  призывает  поощрять  английскую  текстильную
промышленность. Но дама, к счастью для себя, так глупа, что не понимает своего проигрыша.
Эффект  дендистской  издевательской  вежливости  усиливался  благодаря  позе  холодного  равнодушия,
проистекающей из правила «ничему не удивляться». Сочетание наглости и апатии создает впечатление ленивого
превосходства,  подкрепленного  умело-небрежной  расслабленностью  в  стиле «La Sprezzatura».  Непроницаемое
выражение  лица  тоже  способствовало  этому  ощущению  власти,  тотального  контроля  ситуации.  Такие  приемы
визуальной тактики, как рассматривание человека в лорнет или, напротив, «незамечание» в упор, также относятся
к этому смысловому полю.
Барбе  д'Оревильи,  анализируя  характер  Браммелла,  неоднократно  отмечает  особую  присущую  ему  дерзость.
Это  и  есть  разновидность  той  дендистской  наглости,  о  которой  мы  ведем  речь. «Для  того,  кто  ею  обладает,
дерзость - наилучшая защита, какую только можно найти против столь часто враждебного нам тщеславия других,
и она же самый элегантный плащ, скрывающий недостатки, которые мы сами в себе находим»4
.
Однако подлинно  дендистская  дерзость, по мнению Барбе  д'Оревильи,  возможна  только на фоне  грации или

page 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100


Rambler's Top100

2005-2015 ® Разработка сайта- Гришин Александр