ГЛАВНАЯ / Денди. Мода, культура, стиль жизни. ( стр. 62 )
  



изысканной любезности. Они оттеняют друг друга, только выигрывая в сочетании: «Без Дерзости Грация походила
бы на бесцветную блондинку, а Дерзость без Грации может показаться слишком знойной брюнеткой». Браммелл в
высшей  степени  владел  этим  искусством  дозированного  остроумия  и  продуманной  дерзости. «Он  смешивал  в
равных  долях  страх  и  любезность  и  составлял  из  них  магическое  зелье  своего  обаяния», -  писал  о  нем  Барбе
д'Оревильи, как будто речь шла о некой алхимической формуле.
Если пропорция нарушается, то мы имеем дело совсем с другим качеством - грубостью: «Дерзость граничит с
грубостью подобно тому,
как возвышенное граничит со смешным, и, утратив тонкость выражения, она гибнет».
Это важный нюанс: ведь иногда в светских манерах проскальзывала откровенная грубость. Сошлемся на роман
Бульвера-Литтона «Годольфин»,  в  котором  дается  беспристрастная  картина  светских  нравов.  Главная  героиня,
Констанс, описывается прежде всего как лидер моды. «Власть моды! Эту таинственную и возвышенную силу она
умела направить по своему желанию. Ее интуитивное знание людских характеров, такт и изящество были именно
теми  качествами,  которые  требовались  для  моды,  и  она  сосредоточилась  на  этой  сфере.  Грубость,  искусно
чередуемая  с  обворожительной  мягкостью  и  простотой  обращения,  только  усиливала  эффект.  Она  заставляла
робеть и  обеспечивала победу. И  грубость  вскоре  даже прибавила  ей популярности, поскольку  она  всегда  была
направлена на тех, чьим унижениям другие были в  глубине души рады. Она никогда не высмеивала скромность
или гордость, подкрепленную достоинством. Но зато ей нравилось унижать высокомерных глупых герцогинь или
разбогатевших простолюдинов».
Как  видим,  романист  одобряет  грубость  Констанс,  что  может  показаться  странным.  Но  он  делает  важную
оговорку:  адресаты  грубых  реплик - «высокомерные  герцогини  и  разбогатевшие  простолюдины»,  явно  не
заслуживающие авторских симпатий. Да и сама Констанс, что очень существенно для понимания ее стратегии, по
происхождению не принадлежит к знатным кругам. Она берет на вооружение «плебейскую» грубость, пренебрегая
основным  правилом  аристократического  воспитания:  разговаривать  со  всеми  ровно  и  вежливо  независимо  от
социального статуса человека.
Обратимся  к  эпизоду,  где  грубость Констанс  обрисована на практике:  дело происходит на  балу,  и  к  героине
обращается  ее  недоброжелательница,  герцогиня  Уинстон: «"Как  поживаете,  мисс  Вернон?  Вы  прекрасно
выглядеите. Насколько можно верить слухам о Вас?" -и герцогиня показала зубы, что означало улыбку. - "Какие
слухи имеет в виду Ваша светлость?" - "Ну, я полагаю, лорд Эрфингам должен быть в курсе, и я желала бы ради
Вас  обоих,  чтобы  эти  слухи  оправдались". - "Дожидаться,  чтобы  герцогиня  Уинстон  что-либо  сказала
членораздельно,  было  бы  пустой  тратой  времени  для  всех", -  произнесла  надменная Констанс  с  той  грубостью,
которую она тогда обожала и которая сделала ее знаменитой». Когда же наконец герцогиня, не смутившись, все-
таки  делится  с  ней  якобы  услышанными  где-то  сплетнями  по  поводу  предстоящего  замужества  Констанс,  она
получает  еще  более  резкий  отпор: «Я  думала  до  сих  пор, -  сказала  Констанс, -  что  люди,  передающие  чужие
сплетни,  достойны  презрения.  Но  теперь  я  понимаю,  что  наиболее  отвратительны  те,  кто  сами  изобретают
сплетни».
Подобный «обмен  любезностями» -  типичный  случай  из  истории  этикета,  когда  вежливость  превращается  в
свою противоположность

page 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100


Rambler's Top100

2005-2015 ® Разработка сайта- Гришин Александр