ГЛАВНАЯ / Денди. Мода, культура, стиль жизни. ( стр. 65 )
  



история  уже  тянет  на «подколку».  Кроме  того,  подколка  часто  направлена  на  разоблачение  завышенных
социальных  претензий,  развенчание  высокомерия  или  угодливости;  розыгрыш  может  быть  просто  чистым
искусством, забавой, как в случае с насахаренным париком. При этом он иногда бывает довольно грубым и даже
физически болезненным для жертвы.
Подобные  розыгрыши  были  популярны  в  среде  английских  щеголей -  как  предшественников,  так  и
современников  Браммелла.  Ими  увлекался  патриарх  всех  франтов  Джордж  Селвин,  которого  Браммелл  очень
уважал. Но здесь важно не упустить из виду историческое различие. В XVIII веке розыгрыши были тесно связаны
с  просветительской  традицией  и  нередко  имели  аллегорический  смысл:  автор  розыгрыша  как  театральный
режиссер  желал  таким  образом  преподнести  и  участникам,  и  свидетелям  действа  совершенно  конкретный
моралистический или образовательный «урок». А позднее, к началу XIX столетия, такие шутки уже теряют этот
ясный дидактический замысел и чаще всего осуществляются просто как эксцентричная забава, «just fun». Строго
различить эти два полюса, конечно, возможно не во всех случаях, но хотя бы заметим тенденцию.
Джозеф  Аддисон  в «Зрителе»  повествует  о  шутниках  из  Бата.  Один  из  них  специализировался  на
дидактических розыгрышах.
Он приглашал к себе на обед компанию людей, объединенных по принципу общего недостатка. Один раз он
собрал у себя говорунов, склонных к паразитическим оборотам в речи: они непрерывно вставляли в любую фразу
выражения типа «итак, сэр», «послушайте», «то есть», «видите ли» и т.д. Когда завязался общий разговор, каждый
обратил внимание на раздражающий дефект в речи своего собеседника, но через некоторое время понял, что сам
страдает аналогичным недостатком. Осознав это, члены компании стали изъясняться без излюбленных оборотов и
вскоре избавились от вредной привычки насовсем.
В другой раз были собраны любители ругаться. После второй бутылки, когда у приглашенных развязался язык
и  посыпались  крепкие  выражения,  хозяин  приказал  слуге,  спрятанному  за  ширмой,  записывать  услышанное.
Общий  текст  записи  составил  десять  страниц,  из  них  восемь  составляла  отборная  брань. Последующее  чтение,
когда  участники  обеда  протрезвели,  как  и  следовало  ожидать,  также  возымело  нравоучительное  действие  на
адептов  сквернословия. А хозяин даже поделился  с присутствующими полезной мыслью, что хорошо бы ввести
налог на брань - глядишь, и казна пополнилась бы!
 
Аналогичным  образом «пробудились  от  многолетней  летаргии»  словоохотливые  любители  рассказывать
длинные истории, когда были вынуждены подолгу выслушивать друг друга. Собственно, тактика устроителя этих
показательных сборищ состояла в том, чтобы люди взглянули на себя со стороны и вдруг поняли, что принадлежат
к  определенному  типу. А  уж  дальше  открывалась  заманчивая  перспектива  прогресса  просвещения  и  смягчения
нравов.
Это была совершенно классическая для той эпохи установка: нужно просто создать подходящие условия, чтобы
сработал  разум,  заложенный  в  каждом. И  если получится  еще при  этом и  смешно,  то  тем  лучше. В  этом плане
осознание собственной неуникальности - то есть принадлежности к определенному типу - замечательно облегчает
задачу. «Тип» рассматривался как в моральном, так и в физиологическом аспекте: в XVIII веке были популярны
всяческие  классификации  лиц,  характеров,  физиогномические  исследования -вспомним  хотя  бы  изыскания
известного художника У.Хоггарта
 в Англии, Шарля Лебрена во Франции и Лафатера в Швейцарии.
В  этом контексте нас уже не  столь удивит другой розыгрыш шутника из Бата. Однажды он собрал у  себя  за
столом людей, отличавшихся особо длинными подбородками. У каждого из гостей «рот находился в центре лица».
Вначале никто не догадывался, что свело их вместе, но затем, присмотревшись друг к другу, они оценили замысел
хозяина и восприняли это «с доброжелательным юмором». Такая «тема» розыгрыша - демонстрация любопытства
по  отношению  к  разнообразию «человеческой  природы»,  жест  сродни  коллекционированию  редкостей (кстати,
кунсткамеры - тоже культурный
продукт  этого  времени).  Но  здесь  подчеркнута  и  юмористическая  составляющая  розыгрыша -  приглашены
люди, «имеющие в лице нечто бурлескное и забавное».
Эстетические теории XVIII - начала XIX века недвусмысленно акцентировали, что юмор подразумевает именно
несколько  абстрактный  взгляд  на  человека  как  проявление  коллективной  сущности: «Для юмора  не  существует
отдельной глупости и отдельных глупцов, а существует только Глупость и безумный мир», - писал Жан Поль. И
ему вторит Зольгер: «В юмористическом изображении целью художника ни при каких обстоятельствах не может
являться только единичное... но всегда общее и целое».
Можно, конечно, посмотреть на розыгрыши и с другой стороны -а каково было подопытным кроликам? Они не
всегда относились к происходящему «с доброжелательным юмором», иногда обижались. Так было, когда все тот
же остроумец собрал у себя заик и велел слуге записывать их высказывания. За первым блюдом было произнесено
в общей сложности 20 слов, за вторым один гость четверть часа пытался сообщить, что утка и аспарагус удались
на славу, а второй еще столько же времени потратил на то, чтобы выразить свое полное согласие с  этой точкой
зрения. В  итоге  один  из  приглашенных понял  замысел  даже  до  оглашения  текста  записи,  оскорбился  и  ушел,  а
потом написал письмо обидчику с вызовом на дуэль. Дело едва удалось замять стараниями друзей18
. Но все же в
большинстве случаев невольные участники воспринимали розыгрыши достаточно терпимо: например, обладатели
длинных подбородков после описанного вечера даже подружились и впредь жили в «полном согласии».
Юмористическая  традиция  процветала  в Англии  и  в XIX  веке,  причем  со  временем  все  яснее  обозначалась
чисто  развлекательная  суть  розыгрыша,  а  дидактизм,  наоборот,  становился  все  менее  актуальным.  Это  нашло
выражение в понятии «эксцентрики». В эпоху Регентства существовал клуб эксцентриков, членами которого были
Фокс, Шеридан, лорд Питершем, Броуэм и Теодор Хук. Они специализировались на розыгрышах.

page 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100


Rambler's Top100

2005-2015 ® Разработка сайта- Гришин Александр