ГЛАВНАЯ / Денди. Мода, культура, стиль жизни. ( стр. 66 )
  



Член клуба эксцентриков, драматург Р.Б.Шеридан, написавший «Школу злословия», однажды подстроил такую
«практическую  шутку»:  его  приятель  Тикелл  погнался  за  ним  по  темному  коридору,  в  котором  на  полу  были
расставлены тарелки. Для себя Шеридан благоразумно оставил узкую тропинку среди тарелок, а Тикелл бежал, не
разбирая дороги, несколько раз спотыкался, падал, разбивая тарелки, и в результате сильно порезался осколками.
Потом,  когда  он  лежал  и  поправлялся,  его  навестил  лорд  Таунсхенд  и  после  формальных  соболезнований  не
удержался  и  сказал  по  поводу  хитрости Шеридана: «Да,  но  как  замечательно  все  было  подстроено!» Вот  так:
восхитился красотой розыгрыша как эстет, невзирая на страдания друга.
Самым, пожалуй, знаменитым шутником в эпоху Регентства слыл Теодор Хук (1788-1841). Про него говорили,
что «он превосходил
всех по  способности  развлекать» (was much more entertaining). Хук  был  блестящим  светским  остроумцем -  в
Англии этот тип называют « society wit ». Он мог с ходу сочинить изящный каламбур, импровизировать песенки,
сидя за роялем в салоне. Записные остроумцы - Хук, Сидни Смит, Сэмюэл Роджерс, Генри Латтрелл - составляли
особую категорию посетителей светских обедов - их всегда приглашали вне зависимости от знатности и богатства.
Их ценили за «conversational powers» - умение рассказывать занимательные истории и шутить. В этом плане они
были  похожи  на  денди,  которых  тоже  принимали  в  высшем  обществе  за  вкус  и  элегантность,  а  не  благодаря
аристократическому  происхождению.  Таланты  денди  и  остроумца  часто  сочетались  в  одной  личности,  но  не
обязательно. Браммелл счастливо соединял в себе обе ипостаси, равным образом как и его приятель лорд Алванли.
А вот Теодор Хук отличался именно в амплуа остроумца, но не денди.
Однажды  он  обратился  с  вопросом  к  случайному  прохожему,  который  привлек  его  внимание  необычайно
пышным костюмом: «Ради бога, простите, но Вы представляете из себя нечто особенное?» Это был вопрос в духе
Браммелла, нацеленный на критику неумеренно разряженных франтов. Его шутки часто строились на каламбурах.
По поводу похорон своего знакомого театрала он сказал: «I met him in his private box going to the pit»
 - вполне в
традиции британского черного юмора.
Хук  зарабатывал  на  жизнь  литературным  трудом,  издавая  журналы «Джон  Буль»  и «Новое  ежемесячное
обозрение», а в 1812 году даже был назначен главным казначеем острова Маврикий; там он, правда, продержался
не  так  уж  долго  и,  вернувшись  в Англию,  вновь  стал  посещать  светские  обеды  в  качестве  главного юмориста.
Теккерей запечатлел его эксцентричный характер в лице одного из персонажей «Ярмарки тщеславия», а в романе
Дизраэли «Вивиан  Грей»  он  фигурирует  как  Станислав  Хоукс.  Характерная  деталь,  типичная  для  любителей
розыгрышей : Хук коллекционировал вывески, дверные молотки, шнурки от звонков и даже умудрился стянуть
на аркане фигуру орла, красовавшуюся  на  крыше  гостиницы. В  его  собрании  числились  даже  деревянные  гномики,  которых  в Англии  нередко
ставят у входа в паб.
Хук обожал проводить время в  гостях. Однажды они с приятелем так  засиделись, что утомленный хозяин не
выдержал и пошел спать, а наутро спросил у слуги, в котором часу ушли гости. Но в ответ услышал: «Ушли, сэр?
Они только что потребовали кофе!»
Розыгрыши Теодора Хука  вошли  в  историю  английского юмора,  причем  он  периодически  выступал  в  своей
коронной роли светского гостя. Как-то раз Хук шел по улице вместе со своим приятелем Дэниэлом Терри, актером.
Они  проходили  мимо  шикарного  особняка,  куда  как  раз  съезжались  на  обед  гости.  Это  зрелище  привлекло
внимание, и Хук тут же  заключил пари с Терри, что он явится в этот дом, как будто бы его тоже пригласили, и
пробудет  там  ровно 5  часов.  Если  Терри,  придя  вечером,  застанет  его  там,  то  Хук  выиграл  пари.  Далее  Хук
спокойно вошел в особняк наряду с другими гостями; он назвался слугам вымышленным именем, и его провели в
столовую,  где  он  извинился  за  опоздание  и  сразу  приступил  к  супу.  Одновременно  он  увеселял  собеседников
шутками,  так  что  с  того  конца,  где  он  сидел,  то  и  дело  раздавались  взрывы  хохота. Наконец  хозяин,  долго  не
понимавший,  в  чем  дело,  оправился  от  изумления  и,  воспользовавшись  паузой  в  разговоре,  осторожно
осведомился,  как  зовут  гостя.  Он  предварительно  извинился  за  свой  бесцеремонный  вопрос,  сославшись  на
небрежность слуг, якобы перепутавших имя гостя. «Не стоит извинений, ради бога, - любезно ответил Хук, - мое
имя - Смит, и, как Вы верно заметили, слуги вечно допускают самые нелепые промахи. Вот, к примеру... » И тут
Хук пустился рассказывать смешные истории об ошибках слуг. Хозяину опять пришлось выждать, прежде чем он
смог  сказать,  что  не  ждал  к  обеду  джентльмена  по  фамилии  Смит.  В  ответ  на  это  означенный  джентльмен
изобразил  страшное  смущение  и  спросил,  разве  он  не  находится  в  гостях  у  мистера  Томпсона,  куда  он  был
приглашен к четырем часам, хотя, правда, опоздал и пришел к пяти... Хозяин ответил, что это ошибка, поскольку
он находится в доме Джоунза. Тут Теодор Хук совсем расстроился: «Что же Вы, в таком случае, должны обо мне
думать, я немедленно
уйду,  это  непростительно,  ведь  я мало  того  что  опоздал,  но  еще  и  перепутал  адрес  и  вдобавок  заказал  свой
экипаж сюда только к десяти вечера!» Но гостеприимный хозяин теперь, когда все выяснилось, не согласился так
просто отпустить веселого  гостя и возразил: «Вы все равно уже опоздали на тот обед, куда были приглашены к
четырем  часам.  Оставайтесь  у  нас!»  И  несмотря  на  риторические  протесты  Теодора  Хука,  его  таки  уговорили
остаться.  В  итоге  Хук  развлекал  все  общество  до  девяти  часов,  пока  наконец  не  пришел  его  приятель  Дэниэл
Терри, с которым он заключил пари. Тогда он встал и продекламировал тут же сочиненный стишок:
 
I am very much pleased with your fare, 
Your cellar is as prime as your cook; 
My friend Mr. Terry, the player, 
And I am Mr. Theodore Hook.
 
Я очень доволен Вашим столом, 
Вкусным обедом, отменным вином. 
Познакомьтесь: актер мистер Терри, мой друг, 
И к Вашим услугам - мистер Теодор Хук.
 
Таким образом Теодор Хук «снял маску», и все присутствующие, и в первую очередь гостеприимный хозяин,
поняли, что стали жертвой розыгрыша. Эту ситуацию можно, конечно, расценить как нарушение всех правил со
стороны гостя-самозванца: он проникает в дом под чужим именем, ест-пьет, тянет время и, добившись хитростью
разрешения остаться, в благодарность выставляет на всеобщее осмеяние хозяина, то есть ведет себя как настоящий

page 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100


Rambler's Top100

2005-2015 ® Разработка сайта- Гришин Александр