ГЛАВНАЯ / Денди. Мода, культура, стиль жизни. ( стр. 71 )
  



«Амариль  был  большой  оригинал  и,  ко  всему,  в  некотором  роде  денди.  Серебряные  дуэльные  пистолеты,
гравированные визитные карточки в изысканном футляре, костюм - верх  элегантности в  сочетании  с последним
писком  моды.  Дом  его  был  полон  свечей,  а  писал  он  по  преимуществу  белыми  чернилами  на  черной  бумаге.
Наивысшим из возможных наслаждений для него было: обладать изысканной женщиной, призовой борзой или же
парой непобедимых бойцовых петухов. Но человек он был при всем том вполне сносный, не лишен был интуиции
как  диагност  и  терапевт,  так  что  о маленьких  его  романтических  причудах можно  было  и  забыть.  Главной  его
страсти, страсти к женщинам, трудно было не заметить: он одевался для них»8
. Как видим, это не просто денди-
эстет, но еще и вдобавок денди-донжуан! Женщины для него выступают и как объект завоевания, и как зеркало его
эстетических совершенств.
Леонид  Геллер  в  статье «Печоринское  либертинство»  проводит  сравнение  между  денди  и  либертином.
Либертин - эротический
авантюрист XVIII  века,  проповедующий  циническую  мораль  вседозволенности:  самый  яркий  пример
либертинской литературы - роман Шодерло де Лакло «Опасные связи».
«Эти две модели поведения часто  сочетаются, но  тем не менее они не  совпадают. Основа и  того и другого -
стремление  к  личной  свободе. Говоря  грубо,  оба  они,  опираясь  на  те же  принципы,  реализуют  их  по-разному...
Первый  принцип -  удовольствия,  удовлетворения  желаний  как  цель  жизни;  но  либертинство  может  быть
коллективным, оргиастическим (пример: утопия Фурье); дендизм же только индивидуален, он воплощает эготизм
(термин  Стендаля) -  нарциссизм,  культ  себя  как  цель  жизни.  Второй  принцип  устанавливает  эквивалентную
взаимосвязь внешнего (одежда, жесты) и внутреннего (поведения кода отличия). Но денди может и в лохмотьях
сохранять  изящество,  сохраняя  свое  превосходство;  либертин  же  необязательно  отмечает  свое  отличие  вне
любовной ситуации... Наконец, третий принцип: свобода от светских условностей для утверждения себя; но денди
самодостаточен:  это обожествление индивида для  самого  себя, объективация  себя,  тогда как либертин не может
обойтись  и  не  может  утвердить  себя  вне  отношений  власти:  он  должен  обладать  другим,  т.е.  подчинить  своей
власти».
Тут следует оговорить, что для денди светская власть ничуть не менее важна, чем для либертина - эротические
победы. Власть денди менее физически конкретна, но не менее жестка. Но оба для достижения своих целей готовы
идти на цинические манипуляции окружающими. В отличиях денди от либертина конкретизируются  антиномии
Барбе  д'Оревильи:  нарциссизм  денди  действительно  во  многом  исключает  для  него  целый  ряд  любовных
приключений;  для  настоящего  денди  они -  просто  лишние  утомительные  хлопоты,  отвлекающие  от «заботы  о
себе».
Какие  женские  типы  в,  таком  случае,  лучше  всего  соответствуют  денди,  вписываются  в  дендистское
пространство?  Вероятно,  это  должна  быть  спокойная,  уравновешенная  женщина,  партнер  по  светскому
времяпрепровождению,  однако  не  провоцирующая  на  эротические  эскапады.  Для  Браммелла  подобными
женщинами-друзьями  были  герцогиня  Девонширская  и  особенно  герцогиня  Йоркская,  которая  больше  всех
помогала ему в изгнании и для которой он во Франции расписывал экран.
В  российском  журнале «  Дэнди»  в 1910  году  появилась  любопытная  статья  под  заголовком «Дама»,
принадлежащая перу Г. фон Больё. В ней дан характерологический очерк «дамы»  в  сравнении  с «женщиной».
Дама  консервативна  и  настроена  в  антифеминистическом  духе.  В  противоположность «женщине»  она
довольствуется традиционной моделью семейных отношений и не собирается отстаивать свои особые права. Но,
парадоксальным образом, ее позиция базируется на чувстве незыблемого превосходства над мужчинами - по сути
дела, она их ни в грош не ставит. Не скрывая собственной иронии, автор живописует даму: « Признавая пользу мужчины в качестве слуги, работающего на нее, дама все-таки презирает
его... Работа делает его таким грубым и неизящным! Ей непонятна его серьезность, его стремление к разрешению
неразрешимых  проблем,  ее  отталкивает  страстность  его  чувств.  Отношения  между  полами  всегда  полны
отчужденности и непонимания... но  у  дамы  совершенно  отсутствует  склонность  к патетическим примирениям  с
врагом, всякое стремление к духовному сближению. Мужчина всегда ей чужд и антипатичен. Она нисколько не
стремится понять его и не требует, чтобы он понимал ее. Поэтому она так хорошо уживается с мужем, так как в их
жизни отсутствует трагический элемент, портящий семейные отношения».
Весьма  примечательно,  что  столь  уничижительный  для мужского  пола  опус  появился  на  страницах журнала
«Дэнди».  Ведь «дама» -  партнер  денди  по  светской  жизни.  Во  всяком  случае,  все  приятельницы  Браммелла,  с
которыми он любил мило болтать (порой ради этого покидая общество джентльменов-охотников), - именно дамы:
герцогиня  Йоркская  или  леди  Бессборо.  Третирование  мужчины  как  предмета -  это  уже,  конечно,  черта
буржуазной  дамы-обывательницы.  Но  ведь  и  сами  денди  приложили  руку  к  превращению  мужчины  в  вещь -
просто к ХХ столетию эта «предметность» уже выступает как чистая функция материального обеспечения семьи.

page 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100


Rambler's Top100

2005-2015 ® Разработка сайта- Гришин Александр