ГЛАВНАЯ / Денди. Мода, культура, стиль жизни. ( стр. 73 )
  



автор «Садов», перевел этот текст Джорджианы на французский.
Другой общеизвестной чертой герцогини была ее склонность к благотворительности. Она покровительствовала
одаренным людям - в ее доме несколько лет жила романистка Шарлотта Смит, которую она приютила после того,
как  муж  Шарлотты  обанкротился  и  попал  в  тюрьму  за  долги.  Аналогичным  образом  она  помогала  многим
нуждающимся талантам.
Семейная жизнь Джорджианы долгое время служила поводом для досужих догадок. Вероятно, герцог, будучи
по  природе  очень  холодным  человеком,  не  мог  удовлетворить  ее  потребность  в  любви.  Молва  приписывала
Джорджиане связь с графом Чарльзом Греем, однако биографы не располагают никакими достоверными фактами
на  сей  счет.  Тайной  покрыты  и  ее  отношения  с  леди  Элизабет  Фостер -  светской  дамой,  которую  герцогиня
повстречала в Бате. Леди Элизабет, или Бесс, как ее называли, вскоре стала ближайшей подругой Джорджианы и
членом  семьи  в Девонширском  поместье. Став  любовницей  герцога,  она  не  утратила  дружеского  расположения
Джорджианы, и этот своеобразный ménage à trois продолжался 25 лет. В 1789 году приятельницы вместе посетили
Париж как раз в разгар революционных событий.
Было  бы  в  высшей  степени  некорректно  делать  здесь  скоропалительные  заключения;  скажем  лишь,  что
примеры  подобных  нетривиальных  союзов  известны -  достаточно  вспомнить  о  семейном  треугольнике  лорда  и
леди  Блессингтон  и  графа  д'Орсе.  Очевидно,  Джорджиана  с  ее  удивительным  тактом  сумела  так  построить
отношения, что не потеряла ни мужа, ни подруги. Дети Джорджианы и Бесс воспитывались вместе.
У Джорджианы  было  двое  детей,  и  она  сама  занималась  их  воспитанием,  не  доверяя  их  попечению  нянек  и
кормилиц,  как  в  то  время  было  принято  в  знатных  домах.  Публика  считала  это  очередной  экстравагантной
причудой  герцогини,  но  тот  же  Колридж,  который  был  многодетным  отцом,  писал  о  материнских  чувствах
Джорджианы с пониманием и одобрением.
Последний штрих  к  портрету Джорджианы -  увлечение  карточными  играми:  она  особенно  любила фараон  и
могла сидеть за картами вечерами напролет, делая крупные ставки. Герцог оплачивал все ее карточные долги, хотя
они составляли немалые суммы.
С годами здоровье Джорджианы резко ухудшилось, она почти ослепла на один глаз, и ее пытались лечить по
медицинским правилам того времени очень жестокими методами - электрошоком.
Умерла  она  в  возрасте 49  лет 30 марта 1806  года. Овдовев,  герцог женился  на  леди Элизабет -  такова  была
посмертная воля Джорджианы. Так она сама захотела.

Дамы-денди: освоение стилевых приемов

Зинаида Гиппиус

Зинаиду  Гиппиус  называли «декадентской  мадонной», «дерзкой  сатанессой»  и  даже «ведьмой».  Это  весьма
почтенные женские амплуа, но по стилю ее жизнетворчества видно, что она также умело пользовалась стилевыми
приемами денди для создания запоминающегося образа.
В  мемуарах  современников  запечатлена  ее  дендистская  манера  пользоваться  лорнеткой:  Гиппиус  была
близорука  и  часто  шокировала  публику  тем,  что  прикладывала  к  глазам  лорнетку  и  бесцеремонно  в  упор
разглядывала собеседника. Поэтесса Ирина Одоевцева вспоминает  эпизод  своего первого  знакомства  с Гиппиус:
«Она,  улыбаясь,  подает  мне  правую  руку,  а  в  левой  держит  лорнет  и  в  упор  разглядывает  нас  через  него -
попеременно - то меня, то Георгия Иванова. Я ежусь. Под ее пристальным, изучающим взглядом я чувствую себя
жучком или мухой под микроскопом - очень неуютно». Дискомфорт, который испытывает мемуаристка, типичен
для жертв дендистских визуальных игр - денди умели смутить взглядом.
Валерий Брюсов  был  поражен  попыткой Гиппиус  воспроизвести  старинный жанр  приема  во  время  одевания
(petit lever). «Я,  согласно  с  письмом,  явился  к  ним  в 12  часов.  Вхожу  и  первое,  что  вижу -  раздетой  Зинаиду
Николаевну. Разумеется, я постучался, получил "Войдите", но зеркало так поставлено в углу, что в нем отражается
вся спальня. "Ах, мы не одеты, но садитесь". Поговорили из комнаты в комнату, потом Зиночка (это, кажется, ее
единственное общепринятое имя) вышла. - "Я причесываться не буду. Вы не рассердитесь?" На самом деле, если
бы она и
не причесывалась,  то  все же  собрала  свои  волосы искусно à la chinoise»... В  этом  эпизоде Брюсов невольно
оказывается в роли капитана Джессе, подглядывающего за туалетом Браммелла в зеркало. Деланная небрежность
Гиппиус -  типично  дендистская  манера;  впрочем,  и  при  полном  туалете  эта  дама  заботилась  о  том,  чтобы  не
остаться незамеченной: «Вечером мы были у Соловьевых... Зиночка была опять в белом и с диадемой на голове;
причем на лоб приходился бриллиант... «Я не знаю Ваших московских обычаев. Можно ли всюду бывать в белых
платьях? Я иначе не могу. У меня иного цвета как-то кожа не переносит. В Петербурге так все меня уже знают. Мы
из-за  этого  в  театр  не  ходим,  все  на  меня  указывают».  Не  комментируя  восхитительный  тон  наигранной
наивности, заметим лишь, что белые платья и диадема на голове — отсылка к ампирной моде, которая в начале ХХ

page 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100


Rambler's Top100

2005-2015 ® Разработка сайта- Гришин Александр