ГЛАВНАЯ / Денди. Мода, культура, стиль жизни. ( стр. 88 )
  



затем  уже  передается  через  нервные  импульсы  в  головной  мозг,  где  этот  сигнал  соотносится  с  другой
информацией, то есть попадает в знаковое поле и расшифровывается как приятный или неприятный, опасный или,
может быть, расслабляющий. Далее уже следует реакция на уровне поведения и социальных императивов - таков
самый условный алгоритм обонятельного впечатления: это траектория, ведущая от природы к культуре.
Грамматика  ароматов  редко  становится  объектом  рефлексии,  но  ее  законы  достойны  внимания:  интересно
изучать  историю  запахов  как  особую  часть  культуры.  Попробуем  для  начала  разобраться  в  исторической
символике запахов на одном конкретном примере.
Современному  человеку  вряд  ли  понравится  запах  пачулей,  скромного  растения  из  семейства  мятных, -  он
скорее  воспринимается  как  резкий  и  малоприятный. «Пачули,  не  знавшие  себе  равных  по  едкости  затхлого  и
ржавого запаха в необработанном виде», - писал о них Гюисманс. А вот в эпоху наполеоновской Империи пачули
были  в  моде,  и  ни  одна  красавица  не  мыслила  выхода  в  свет  без  их  теплого  смолистого  аромата.  Причина
популярности  пачулей  скрывалась  в  индийских  шалях:  дамы  носили  неоклассические  туники  и,  чтобы  не
замерзнуть,  кутались  в  кашемировые шали. А  на Востоке  такие шали  издавна  прокладывали  сухими  пачулями,
чтобы уберечь ткань от моли. Так  землисто-древесный  запах пачулей стал прочно ассоциироваться с красивыми
шалями  и  превратился  в  символ  модной  экзотики.  Дамы  настолько  обожали  его,  что  парфюмерам  пришлось
срочно  выпускать  духи,  настоянные  на  пачулях.  Если  представить  себе  женские  образы  на  полотнах  Энгра  и
Давида, то от этих портретов должно веять пачулями.
К середине XIX века этот аромат, однако, уже утратил свою магнетическую привлекательность - прошла мода
на Восток, и ориентализм временно отступил на задний план. Пачули стали неуместны в обонятельном  пейзаже  второй  половины XIX  века  и  воспринимались  как  символ  дурного  вкуса. «Чем  это  Вы
надушились,  Пыльников? —  спрашивают  мальчика  в  романе «Мелкий  бес». -  Пачкулями,  что  ли?»
Реабилитировала  пачули  только  в 1937  году  модельер-сюрреалистка  Эльза  Скьяпарелли,  придумав  духи
«Shocking».  А  еще  позднее,  в  шестидесятые  годы,  пачулями  увлеклись  хиппи,  проповедовавшие  восточную
мудрость и flower power: на волне возрождения ориентализма к нам вернулись и пачули.
Итак, история с пачулями подтверждает, что «прочтение» запаха целиком зависит от культурного контекста. Но
как складывается тот или иной контекст? Это не просто механический срез исторических обстоятельств, текущей
ситуации в искусстве и в науке. Порой все решают почти незаметные тонкие условности вкуса и этикета: в свое
время они были очевидными и необсуждаемыми аксиомами, а сейчас они уже непонятны. И, конечно, отношение к
аромату во многом задает парфюмерная мода, а ее движущие силы - новизна и престиж.
Приглядимся -  или  принюхаемся -  к  истории  всем  знакомого  одеколона.  Родословная «Кельнской  воды»
связана с итальянским семейством Феминис, владевшим старинным монастырским рецептом Aqua Admirabilis, в
состав  которого  входили  бергамот,  лаванда,  розмарин,  настоянные  на  виноградном  спирту.  Точные  пропорции
держались, разумеется, в тайне от посторонних. В 1709 году глава рода Джан Паоло Феминис переехал в Кельн и
вызвал туда на помощь племянника Джованни Марию Фарину, который обнаружил незаурядные способности, как
мы бы сейчас сказали, менеджера и очень удачно стал продвигать продукт на рынке.
В период Семилетней войны (1756-1763) французские солдаты, побывав в Кельне, привезли оттуда одеколон.
Это  была  удивительная  новинка,  немедленно  породившая  спрос  в  Париже;  тогда  же  возникло  французское
название «Eau de Cologne» - «Кельнская  вода».  Новизна  и  редкость  одеколона  обусловили  его  дороговизну  в
Европе. Очевидно,  что  изначальный  престиж  одеколона  был  также  связан  с  его  недоступностью,  иностранным
происхождением  и  тайной  аромата.  Самые  известные  личности  стали  увлекаться  одеколоном:  большой  его
поклонницей была мадам Дюбарри.
Император Наполеон даже во время военных кампаний всегда имел при себе бутылочку с «Кельнской водой»,
причем для него изготовили флакон специальной формы в виде валика, который можно было носить за отворотом
сапога. Наполеон расходовал до двух флаконов в день, причем он не только душился одеколоном, но и капал его
на сахар, в воду для ванны, для полоскания, считая, что одеколон в принципе полезен и стимулирует работу мозга.
Это  пристрастие  императора  служило  мощной  дополнительной  рекламой:  каждый  любитель  одеколона
чувствовал себя причастным к вкусам наполеоновского двора. «Кельнская вода» в то время уже продавалась и в
Париже, где в 1806 году был открыт парфюмерный
магазин Фарины. Три первых десятилетия XIX века одеколон пользовался успехом и слыл элитарным запахом,
однако его репутации роковым образом повредил... технический прогресс в парфюмерии.
В 1830 году был изобретен метод экстракции растворителями, позволяющий выделять душистости из эфирных
масел. Так был получен ментол из мятного масла и гераниол из цитронеллового масла. Это позволило удешевить
производство некоторых марок духов. Если раньше настоящие духи все-таки были предметом роскоши, то теперь
ряд ароматов стал доступен по ценам для широкой публики и соответственно утратил оттенок престижности.
Эта  судьба  постигла  и  одеколон.  Массовое  производство  лишило  самую  известную  туалетную  воду
элитарности. Одеколон  стал  окончательно  считаться  дешевым  запахом  после  того,  как  его  полюбили  младшие
клерки. Средний  класс  в  то же  время  начал  пользоваться  им  исключительно  в  гигиенических  целях.  Благодаря
снижению цен одеколон довольно быстро превратился в популярную и дешевую марку, и в 1863  году в Кельне
насчитывалось  уже 63 парфюмерных магазина,  торгующих  одеколоном, причем  все  владельцы претендовали на
родство с семейством Феминис-Фарины.
Этот случай показывает, как безжалостно губит престиж аромата «downward mobility», способность спускаться
вниз  по  социальной  лестнице.  Нельзя  сказать,  впрочем,  что  никто  не  пытался  вернуть  одеколону  утраченную
элитарность  и  имперскую  ауру.  В 1853  году  парфюмер  Пьер-Франсуа-Паскаль  Герлен  создал  марку

page 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100


Rambler's Top100

2005-2015 ® Разработка сайта- Гришин Александр







Warning: Unknown: write failed: Disk quota exceeded (122) in Unknown on line 0

Warning: Unknown: Failed to write session data (files). Please verify that the current setting of session.save_path is correct (/tmp) in Unknown on line 0