ГЛАВНАЯ / Денди. Мода, культура, стиль жизни. ( стр. 92 )
  



Герлен.
Итак, перечислим еще раз, какие  главные обстоятельства определяли ольфакторную цивилизацию в середине
XIX века:  
1) профессионализация ремесла парфюмера и вытекающий отсюда эзотеризм;
2) утверждение нейтральной нормы буржуазных мужских запахов;
3) альтернативная эстетика чувственных запахов в литературе.
Все  эти  факторы  привели  к  возникновению  особого  феномена: «парфюмерного»  дендизма.  Это  был  новый
вариант  эстетизма,  характерный  для  второй  половины XIX  века.  Денди  стали  культивировать  занятия
парфюмерией  как  особую  разновидность  эстетского  досуга.  Они  коллекционировали  духи,  размышляли  о
философии  обоняния,  соревновались  в  исследовании  редких  и  экзотических  ароматов.  Это  было  эзотерическое
братство  ценителей  запахов,  разработавшее  свои  теории  и  ритуалы.  Адепты  считали  парфюмерию  высшим
искусством, наподобие алхимии или - позднее - «Игры в бисер» у Гессе. Напомним, что в романтической культуре
самым  символически  насыщенным  кодом  считалась музыка. Как метаискусство музыка  давала метафорический
язык  для  описания  других  сфер.  След  этого  влияния -  такие  музыкальные  термины  в  парфюмерии,  как «нота
запаха», «аккорд», «гармонизация аромата».
Среди  денди-эстетов,  увлеченных  поиском  аналогий  между  запахами  и  звуками,  большой  популярностью
пользовалась знаменитая
книга  Септимуса  Пиесса  о  запахах,  первое  издание  которой  появилось  в  Лондоне  в 1855  году.  Пиесс
разрабатывал  своего  рода  парфюмерно-музыкальный  инструмент,  который  он  назвал «одофон».  Приведем  его
описание по энциклопедии Брокгауза и Ефрона: «Различные природные ароматы действуют различно, смотря по
их летучести, летучесть же подобна амплитуде звуковых колебаний, ибо чем меньше амплитуда, тем ниже звук и
тем он продолжительнее действует на ухо, и чем меньше летучесть, тем слабее аромат и тем дольше он действует
на обоняние; чем больше амплитуда, тем выше звук и тем интенсивнее и более кратковременно его действие, - так
и в запахе сила обусловлена, как сказано, краткостью действия. Пиесс расположил все ароматические вещества по
хроматической  гамме,  по  которой  гармонические  аккорды  будут  образовывать  приятные  букеты.  Вот  пример
духов  аккорда:  сандалу,  герани,  акации, флер д'оранжу и  камфоры  в  виде  эссенций,  в  равных  количествах -  это
духи аккорда до».
На одной из иллюстраций в книге Пиесса изображен автор: седовласый маэстро в белом лабораторном халате
вдохновенно  играет  на  одофоне,  который  нарисован  как фантастическое  пианино,  и  под  проворными  пальцами
маэстро  рождаются  не  звуки,  а  запахи.  Возможно,  именно  книга  Пиесса  стала  одним  из  источников  для
бодлеровских «Соответствий» -  ведь «Цветы  зла»  были  опубликованы  как  раз  в 1855  году,  и  Бодлер  читал  по-
английски.  Добавим,  что  классификация  Пиесса  до  сих  пор  в  ходу  у  парфюмеров-любителей  как  средство
«гармонизации» ароматического букета.
Эстетские  парфюмерные  увлечения  воспринимались  добропорядочной  филистерской  публикой  весьма
подозрительно: это нарушало базовую «нейтральную» норму среднего класса. Но дело заключалось еще и в том,
что настоящие хорошие духи были дороги. Постоянные траты на парфюмерию вызывали моральное неодобрение
буржуа -  для  них  это  значило  в  буквальном  смысле «пускать  деньги  на  ветер»,  проявлять  легкомыслие  и
фривольность.  Эфемерность  запахов  слишком  контрастировала  с  буржуазными  пристрастиями  ко  всему
солидному,  тяжелому,  основательному.  Даже  покупка  дорогих  женских  духов  с  целью «потребления  напоказ»
могла быть оценена по достоинству не наверняка, а только если попадался просвещенный любитель с развитым
чувством обоняния.
Кто  же  реально  может  претендовать  на  звание  денди-парфюмера?  Прежде  всего -  профессиональные
парфюмеры,  которым  был  не  чужд  дендистский  стиль.  Достаточно  посмотреть  на  фотографии  знаменитых
мастеров -  и Эме  Герлену,  и Эрнесту  Бо,  и Эдмону  Рудницка,  и Жану Керлео  свойственны  особая  сдержанная
элегантность, старомодная щеголеватость. Кажется, будто они представляют особую касту эстетов-алхимиков.
Многие  денди XIX  века  действительно  увлекались  парфюмерией.  Бо  Браммелл  упражнялся  в  изготовлении
сухих духов, которые он затем дарил своим знакомым дамам. Граф д'Орсе был, пожалуй, более других  увлечен  парфюмерными  экспериментами:  у  него  была  собственная  лаборатория,  в  которой  он
изготовлял духи. Его самый знаменитый аромат - «L'eaude Bouquet». Вот как описывает один из биографов графа
д'Орсе его парфюмерные занятия: «Подобно Филиппу Орлеанскому в XVIII столетии, граф д'Орсе страстно любил
работать в лаборатории. В каждом из своих жилищ он оборудовал специальное помещение, тщательно охраняемое
от посторонних, где находились пробирки, реторты и перегонные кубы. Там он часами дистиллирует, фильтрует,
отмеряет  препараты.  Но,  в  противоположность  Регенту,  он  не  занимается  ни  алхимическими  опытами  по
трансмутации металлов, ни исследованиями тонких ядов. Нет, влюбленный денди трудится ради прелестных дам,
свивая для них невидимую душистую  гирлянду,  в которой  сплетаются наилучшие цветочные  запахи. Она будет
называться "L'eau de Bouquet",  и  все  красавицы  отныне  желают  благоухать "Водой  букета".  Ее  нежный
романтический аромат переживет и XIX век, и графа д'Орсе».
Дальнейшая  судьба  парфюмерных  экспериментов  графа  и  впрямь  была  завидной:  в 1908  году  была  создана
фирма «Parfums d'Orsay». Президентом фирмы  стала мадам  де Герэн. Она  одна из  первых  стала  заказывать  для
духов  флаконы Baccarat  и Lalique. B  архиве  графа  нашлись  его  записи,  которые  были  использованы  для
производства  духов «L'eau de Bouquet».  В 1908  году  их  переименовали  в «Etiquette Bleu»,ав1911-м  фирма
выпустила  парфюм « Chevalier d'Orsay »,  пользовавшийся феноменальным  спросом.  За  ним  последовали  в 1922
году духи «Le dandy» - дендистская традиция в парфюмерии получила успешное коммерческое продолжение.
Самый яркий образ денди-парфюмера в литературе был создан Ж.К.Гюисмансом в романе «Наоборот» (1884).
Прототипом эстета-декадента Дез Эссента был граф Робер де Монтескью (он же впоследствии был увековечен в образе барона де Шарлю в романе Пруста «В поисках утраченного времени»).
«Парфюмерному дендизму» в романе посвящена отдельная  глава,  где подробно описывается увлечение  героя
запахами. «Дез Эссент уже долгие годы целенаправленно занимался наукой запахов. Обоняние, как ему казалось,
могло  приносить  ничуть  не  меньшее  наслаждение,  чем  слух  и  зрение, -  все  эти  чувства,  в  зависимости  от
образованности и способности человека, были способны рождать новые впечатления, умножать их, комбинировать
между  собой  и  слагать  в  то  целое,  которое,  как  правило,  именуют  произведением  искусства.  И  почему  бы,
собственно, не существовать искусству, которое берет начало от запахов?»
Обратим внимание, что для настоящих занятий этим искусством требуется «образованность», или, как сказано
дальше, «выучка»:  тут  дело  не  сводится  к  чувственному  различению  запахов -  автора  скорее  занимают
профессиональные  аспекты парфюмерного  ремесла. Напомним:  роман  был написан  уже после  того,  как Перкин
получил  кумарин,  и  уже  были  известны  мирбан (искусственное  миндальное  масло,  нитробензин),  грушевая,
яблочная и ананасовая эссенции. Вскоре после 1884 года были открыты синтетические мускус, ваниль и фиалка.
Видимо,  Гюисманс  был  серьезно  увлечен  новейшими  тенденциями  в  парфюмерии:  недаром  в  тексте  вскоре
возникает  искусственный  аромат  свежескошенного  сена -  это  как  раз  запах  кумарина.  И  далее  Дез  Эссент
рассуждает  о  том,  что «любое  благоухание... может  быть передано посредством искусного  сочетания  спиртов и
солей».
В  технологических  процессах  парфюмерии -  в  экстракции  растворителями,  мацерации,  анфлераже  и
химическом  синтезе -  он  усматривает  таинство  абстракции,  сравнимое  со  свободой  художника,  вольно
изменяющего  природные  формы. Для  него  самое  ценное -  несходство  изначальных  элементов  с  окончательной
композицией: «В парфюмерном искусстве  творец как бы  завершает  создание исходно данного природой  запаха,
который  берется  за  основу,  а  затем  обрабатывается  и  доводится  до  совершенства  на  манер  того,  как  гранится
драгоценный камень». Эта логика приводит к нарочито заостренному парадоксу: «В сфере обонятельного именно

page 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100


Rambler's Top100

2005-2015 ® Разработка сайта- Гришин Александр