ГЛАВНАЯ / Денди. Мода, культура, стиль жизни. ( стр. 93 )
  



неестественность  образа  привлекала  Дез  Эссента  больше  всего». «Неестественность»  парфюмерии,  таким
образом,  становится  аналогом  символического  искусства,  отказывающегося  от  простого  воспроизведения
жизненных фактов. Эстетика декаданса, провозгласившая апологию культуры в противовес природе, довела этот
тезис до логического предела.
Кроме  того,  ставка  на «неестественность»  приводит  к  отказу  от  установки  исключительно  на «красивые»
ароматы  в  парфюмерии:  эстет  ценит  современные -  и  необязательно  приятные -  запахи. Он  синтезирует «запах
фабричной  краски,  одновременно  и  нездоровый,  и  чем-то  возбуждающий.  Опыты  Дез  Эссента  этим  не
ограничились. Теперь он мял в пальцах шарик стиракса, и в комнате возник очень странный запах, сочетавший
тонкое благоухание дикого нарцисса
с  вонью  гуттаперчи  и  угольного  масла».  Так  возникает  объемная,  расположенная  в  пространстве  картина
индустриальной окраины.
Этот обонятельный пейзаж - плод  современной  городской культуры, уже  сформировавшей к концу XIX века
особое  умонастроение  в  тиле  модерн.  Оно  подразумевает,  в  числе  прочего,  два  элемента.  Во-первых,  апофеоз
техницизма,  преклонение  перед  индустриальными  чудесами (синтетические  ароматы,  косметика,  грядущий
переход от газа к электрическому освещению и культ автомобиля в начале ХХ века). Во-вторых, удовольствие от
ощущений,  традиционно  считавшихся неприятными, - дурных  запахов, боли,  зрелища разложения («Цветы Зла»
Бодлера, «Венера  в  мехах»  Л.  фон  Захер-Мазоха). «Нездоровый»  запах  фабричной  краски  объединяет  оба
элемента.
Через восемь лет после написания «Наоборот» Гюисманс становится католиком-траппистом. В предисловии к
изданию 1903  года он делает обзор романа уже с религиозных позиций и, в частности, опять обращается к теме
запахов.  Довольно  забавно  читать,  как  поздний  Гюисманс  упрекает  Дез  Эссента  за  то,  что  он  был  занят  лишь
мирской стороной запахов - духами, парфюмерными комбинациями. «Он мог бы взяться за церковные благовония
-  ладан,  миро  и  тот  таинственный  фимиам,  который  упоминается  в  Библии...» -  благочестиво  сокрушается
Гюисманс.  Но  тут  в  нем  все  же  пробуждается  денди-парфюмер  времен  его  молодости,  и  он  на  всякий  случай
подсказывает своему герою рецепт фимиама из Книги Исхода. Правда, есть закавыка - в состав его входит мускул,
закрывающий  раковину  таинственного  моллюска.  Отсюда  печальный  вывод: «нелегко,  если  не  сказать
невозможно, -  ввиду  неточного  описания  моллюска  и  мест  его  обитания -  приготовить  настоящий  фимиам».
Задача  оказывается  сколь  возвышенной,  столь  и  неисполнимой,  и  в  итоге  мускул  мифологического  моллюска
становится залогом мировой гармонии - торжествует романтическая ирония.
Роман  Гюисманса  оказал  огромное  влияние  на Оскара Уайльда. Он  называл  его «Кораном  декаданса»,  и  не
случайно в «Портрете Дориана Грея» главный герой увлеченно читает «желтую книгу», которую дарит ему лорд
Генри, -  это  и  есть «Наоборот».  Эстетические  теории  Уайльда  частично  восходят  к  Гюисмансу.  Идея
неестественности культурного восприятия, высказанная в «Наоборот», была подробно развита Уайльдом в статьях
«Упадок лжи», «Критик как художник».
Уайльдовский  Дориан  Грей  во  многом  подражает  эстетическим  вкусам  Дез  Эссента  и  тоже  отдает  дань
парфюмерному  дендизму.  Даже  описание  его  увлечения  парфюмерией  строится  по  аналогичной  схеме: «Он
принялся  изучать  действие  различных  запахов,  секреты  изготовления  ароматических  веществ.  Перегонял
благовонные масла, жег душистые смолы Востока. Он приходил к заключению, что всякое душевное настроение
человека связано с какими-то чувственными восприятиями, и  задался целью открыть их истинные соотношения.
Почему, например, запах ладана настраивает людей мистически, а серая амбра разжигает страсти? Почему аромат фиалок будит воспоминания об умершей любви, мускус
туманит  мозг,  а  чампак
развращает  воображение? Мечтая  создать  науку  о  психологическом  влиянии  запахов,
Дориан  изучал  действие  разных  пахучих  корней  и  трав,  душистых  цветов  в  пору  созревания  их  пыльцы,
ароматных бальзамов, редких сортов душистого дерева, нарда, который расслабляет, ховении40
, от запаха которой
можно обезуметь, алоэ, который, как говорят, исцеляет душу от меланхолии».
Мотивы рассуждения, как легко заметить, примерно те же: мифология и символика запахов, связь физического
и духовного; однако заметны и некоторые новые акценты. Ведь в этом пассаже, по сути, Уайльд развивает свою
теорию «нового  гедонизма»,  предписывающую  расширять  сферу  чувственных  наслаждений.  Герою  не  терпится
доискаться  до  сути  психологического  воздействия  запаха.  Но  его  вариант «парфюмерного  дендизма»  больше
ориентирован  на  научно-позитивистский  подход.  В  своих  экспериментах  Дориан  Грей  руководствуется
позитивистской  философией  конца  века.  Его  привлекают  материалистические  концепции Фохта  и  Бюхнера,
которые пытались привить на немецкой почве учение Дарвина.
Очень  скоро,  в 1899  году,  через 8  лет после публикации  романа Уайльда,  этот же путь мысли  в  британской
культуре  будет  развернуто  представлен  у  Хевлока  Эллиса.  В  своем  известном  труде «Психология  секса»  он
размышлял,  почему  неврастеники  болезненно  чувствительны  к  ароматам,  как  возникает  иллюзия «запаха
святости»,  отчего  бывают  обонятельные  галлюцинации.  Эти  же  проблемы  занимали  в  то  время  и  известного
французского врача Шарко. Он ставил опыты, пытаясь понять воздействие запахов на пациентов под гипнозом. А
его  ученик  Фрейд  вообще  считал,  что  чувствительность  к  запахам -  атавизм,  симптом  заторможенности  в
психическом развитии. Логическое завершение эти идеи получили у Макса Нордау, усматривавшего в увлечении
запахами признак дегенерации.
Перечисляя эти концепции, мы не имеем в виду, что Уайльд буквально следовал тем или иным теориям, тем
более  что  многие  были  сформулированы  уже  после  выхода  романа  в  свет.  Скорее  эти  концепции  составляли

page 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100


Rambler's Top100

2005-2015 ® Разработка сайта- Гришин Александр